Италия-2

Оценка роли русского народа в истории во времена Сталина.

К концу 20-х годов в партийном руководстве СССР стала меняться прежняя точка зрения на внешнюю и внутреннюю политику. Прежний курс на скорую мировую революцию оказался несбыточным. Надежды на то, что пролетариат развитых европейских стран поможет построить в СССР социализм не оправдались. Необходим был пересмотр и корректировка многих основных теоретических положений, включая и разрыв между Советской Россией и Россией исторической, насчитывающей тысячелетнюю историю. 12 декабря 1930 года, отвечая на жалобу известного советского поэта – Демьяна Бедного, который просил защитить его от нападок, Иосиф Виссарионович Сталин писал ему: «… Вместо того, чтобы осмыслить этот величайший в истории революции процесс и подняться на высоту задач певца передового пролетариата, ушли куда-то в лощину и, запутавшись между скучнейшими цитатами из сочинений Карамзина и не менее скучными изречениями из “Домостроя”, стали возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения, что нынешняя Россия представляет сплошную “Перерву”, что “лень” и стремление “сидеть на печке” является чуть ли не национальной чертой русских вообще, а значит и русских рабочих, которые, проделав Октябрьскую революцию, конечно, не перестали быть русскими. И это называется у Вас большевистской критикой! Нет, высокочтимый т. Демьян, это не большевистская критика, а клевета на наш народ, развенчание СССР, развенчание пролетариата СССР, развенчание русского пролетариата. И Вы хотите после этого, чтобы ЦК молчал! За кого Вы принимаете наш ЦК?»
А 14 ноября 1936 года Политбюро ЦК ВКП(б) запрещает дальнейший показ пьесы Демьяна Бедного «Богатыри». Постановили: «Утвердить следующий проект постановления Комитета по делам искусств: Ввиду того, что опера-фарс Демьяна Бедного, поставленная под руководством А.Я.Таирова в Камерном театре с использованием музыки Бородина,
а) является попыткой возвеличения разбойников Киевской Руси, как положительный революционный элемент, что противоречит истории и насквозь фальшиво по своей политической тенденции;
б) огульно чернит богатырей русского былинного эпоса, в то время как главнейшие из богатырей являются в народном представлении носителями героических черт русского народа;
в) дает антиисторическое и издевательское изображение крещения Руси, являвшегося в действительности положительным этапом в истории русского народа, так как оно способствовало сближению славянских народов с народами более высокой культуры,
Комитет по делам искусств при СНК Союза ССР постановляет:
1) Пьесу «Богатыри» с репертуара снять, как чуждую советскому искусству.
2) Предложить т. Керженцеву написать статью в «Правде» в духе настоящего решения».

А в 1946 году в СССР в помощь лектору-пропагандисту была выпущена книга: «ИСТОРИЧЕСКАЯ РОЛЬ РУССКОГО НАРОДА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ». Несколько первых страниц из этой книги помещено здесь.

Collapse )
Италия-2

Мой комментарий к записи «Сталин клевещет на Россию» от sergeytsvetkov

Из речи Гиммлера на совещании старших чинов СС и полиции, Хегевальд (Житомир), 16.09.42
"...За 20 лет этот Сталин сумел из этого народа, из, как мы выражаемся, тупой и глупой массы, которая позволяет убивать себя как скот, создать мощную военную машину. Этот Сталин мог бы точно также родиться в Китае и для Японии вероятно вместо Чан Кайши нашим противником там был бы Сталин, который вместо 200 миллионов организовал бы 450 миллионов и привел бы в движение совершенно иные азиатские массы. Эту мысль я излагаю Вам лишь для того, чтобы Вам стало ясно - так же как Аттила родился в этом разнонародном месиве унтерменшей - так же внезапно из связи двух людей может вспыхнуть искорка, соединяющаяся с растворенными в этой массе, потерянными частичками нордическо-германско-арийской крови, которые единственно и позволяют править и организовывать - и тогда возникает Аттила, Чингисхан, Тамерлан, Сталин. Мы не хотим забывать, что на этом громадном азиатском пространстве подобное всегда может произойти, и если подобный гений, подобный диктатор, подобный Чингисхан явится на свет, а с другой стороны не будет кого-то подобного Адольфу Гитлеру, то для белой расы все закончится очень скверно".
Источник: IfZ MA312 Перевод Игоря Петрова.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Италия-2

Почему США после 22 июня 1941 года помогали Сталину?

После нападения Германии на СССР, Черчилль, опасаясь, что теперь угроза его стране отложена только на то время, которое потребуется Германии для победы над Советским Союзом, решил, что в национальных интересах Британской империи необходимо оказать неожиданному союзнику помощь для продолжения сопротивления.
А в США, которые в это время ещё сохраняли нейтралитет, хотя оказывали воюющей Великобритании всевозможную помощь, реакция на расширение войны была двоякой. В своё время там, как и в Западной Европе, враждебно встретили подписание в августе 1939 года советско-германского договора о ненападении, а к тому же в апреле 1941 года СССР такой же договор заключил с Японией. Русскоязычная чикагская газета «Наша речь» 7 мая 1941 года сообщала: «Соединенные Штаты, как передают из авторитетных источников, остановили экспорт в Россию машин и оборудования, которые могут быть использованы в оборонной промышленности. Такая мера принята несмотря на усиленные старания советских дипломатов получить необходимые разрешения на вывоз и несмотря на то, что некоторые из машин были заказаны и оплачены несколько месяцев тому назад. До сих пор советским дипломатам удавалось получать требуемые разрешения благодаря переговорам, состоявшимся между советским послом Константином Уманским и помощником государственного секретаря Велссом».
Вечером 22 июня 1941 года советский посол в США Уманский телеграфировал в Москву: «(…) Рузвельт, правительственный лагерь в целом и рузвельтовское большинство в конгрессе заняли сегодня по вопросам германского нападения на нас молчаливую, выжидательную позицию, которая, наверное, завтра прояснится, но пока что, на фоне как нельзя более полезного, адресованного прямо США выступления Черчилля еще более бросилось в глаза как доказательство колебаний, вытекающих из указанных групповых противоречий».
Однопартиец президента Рузвельта, сенатор Гарри Трумэн 24 июня в газете "Нью-Йорк Таймс" заявил: "Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и таким образом пусть они убивают как можно больше, хотя я не хотел бы увидеть Гитлера победителем ни при каких обстоятельствах. Никто из них не держит своего слова".
Рузвельт обратился к своему советнику Гарри Гопкинсу собрать предложения политологов по поводу СССР. Что они ответили, - можно узнать из книги Роберта Шервурда «Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца», которая вышла в США в 1948-м году, а в СССР в 1958-м.
Collapse )
Италия-2

Последний маршал СССР о последнем генералиссимусе СССР

Дмитрий Тимофеевич Язов был последним Министром обороны СССР и последним Маршалом Советского Союза, как по времени присвоения звания, так и остававшимся в живых в 2020 году.
Он родился в 1924 году в крестьянской семье. В 1941 году пошёл добровольцем в армию, приписав себе лишний год. А в августе 1942-го, окончив военное училище, он уже на фронте командует взводом. Был два раза ранен, награжден орденом Красной Звезды и медалями.
В 1987 году его назначают министром обороны, а в 1990 году присваивают звание Маршала Советского Союза. В армии он прослужил 50 лет.
Во время беседы с журналисткой Галиной Кусковой, опубликованной 09.07.2018 года на сайте информационного агентства «АВРОРА», на её вопрос об отношении военных к докладу Хрущева «О культе личности Сталина» в 1956 году он ответил: Collapse )
Италия-2

Сталин глазами современников

Е.С. Катукова - супруга известного военачальника времён Отечественной войны ещё в 1989 году написала воспоминания о своём времени и о тех людях, с которыми ей приходилось встречаться на своём жизненном пути. В предисловии к своей книге она написала: «Сейчас мы переживаем очень трудное и сложное время. Страна тяжело больна, и создается впечатление, что прошлое советское время надо только ругать, что этот период нашей Истории можно описать только в черном цвете. Это не так…
Убеждена, что все, что против правды, будет уничтожено только самой правдой. Жизнь — это не только то, что мы знаем о настоящем, жизнь — это то, что мы знаем о прошлом. Человека можно уничтожить, но это не значит, что он перестанет существовать. Из людской памяти никто не в силах вычеркнуть имена, лица, судьбы. К памяти нет доступа никакой власти».
Здесь помещены её воспоминания о Сталине.
«Моя жизнь сложилась так, что мне пришлось близко видеть, слышать, принимать у себя дома многих государственных деятелей нашей страны. Какими я запомнила их?
ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ СТАЛИН.
Будучи еще молодой и работая в аппарате ЦК ВКП(б), я несколько раз лично встречала в коридоре И. В. Сталина. Он первый здоровался со мной, говорил: «Здравствуйте, товарищ!» — и, улыбаясь, проходил мимо. Он, наверное, так и не узнал, кто я, а у меня после такой встречи был на душе праздник и целый день работалось весело.
Товарищи из аппарата ЦК, знавшие товарища Сталина, говорили о его необычайной работоспособности, энергии, умении входить в курс любого вопроса. Когда Сталин занимался какими-либо проблемами, он их изучал досконально. Это был деятельный, живой человек. Говорил спокойно, рассудительно и, принимая решения, никогда не забывал проверить, проконтролировать их исполнение. Все удивлялись его феноменальной памяти. Говорили, что Сталин любил вглядываться в лица людей, в разговоре всегда искал возможность узнать чувства и мысли своего собеседника. Каждая встреча давала ему пищу для размышлений, возможность думать. Создавалось впечатление, что из каждого, даже самого короткого, разговора, он узнавал что-то новое... У Сталина было умение говорить, глядя в глаза слушателям. Он знал, о чем говорил, знал, чего требовал. Он умел признавать ошибки и исправлять их. Был очень дисциплинированным и всегда подчинялся коллективному решению.
Подвиг одних только пятилеток того времени дает право И. В. Сталину быть великим. Страна стала сильной, могучей. Исчезла безработица.

И. В. Сталин был прост. Рассказ Михаила Ефимовича об одной из встреч с Иосифом Виссарионовичем помню особенно хорошо. И. В. Сталин разговаривал с Михаилом Ефимовичем о танках, о применении их в бою. Чувствовалось, что он хорошо изучил вопрос, и с ним легко было вести беседу. Михаил Ефимович говорил нам потом, что во многом не соглашался с товарищем Сталиным, спорил с ним, отстаивал свое мнение специалиста.
Сталин умел выслушать и уважал мнение другого.
Уже после войны у нас дома в Дрездене бывало много очень интересных людей. Были нашими гостями известный кинорежиссер Александр Григорьевич Александров и знаменитая актриса Любовь Петровна Орлова. Они рассказывали, что после поездки в США и посещения Голливуда были на приеме у товарища Сталина и он беседовал с ними о кино и театре. Любовь Петровна и Александр Григорьевич говорили, что Сталин производил впечатление человека, хорошо знающего профессию кинорежиссера и артиста.
Слышала я впечатления от встреч со Сталиным и от других людей: министра металлургической промышленности Ивана Федоровича Тевосяна, генерала армии начальника тыла МО СССР Андрея Васильевича Хрулева, генерала армии Алексея Иннокентьевича Антонова, маршалов Александра Михайловича Василевского, Якова Николаевича Федоренко. Эти товарищи встречались со Сталиным ежедневно, а иногда и по нескольку раз вдень. Разные по профессии, по темпераменту, по характеру, все эти люди говорили, что И. В. Сталин очень хорошо разбирался во всем, о чем беседовал с ними. Его замечания, высказывания были на самом высоком профессиональном уровне, предложения, советы, решения — логичны и правильны. А уж если решение принималось, то оно всегда выполнялось, и нельзя было не выполнить его распоряжения.
Моя портниха Вера Илларионовна Роземашвили тоже много знала о жизни И. В. Сталина. Ее отец был поваром у т. Сталина. Она рассказывала, что в жизни, в быту Сталин был скромен и нетребователен. Не был капризен. С простыми людьми, которые его обслуживали, всегда был вежлив и уважителен.

Неизгладимое впечатление оставил у меня прием в Кремле в честь Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Были приглашены командующие фронтами, армиями, командиры дивизий, полков, входящих в состав фронтов, министры, общественные деятели, ученые, артисты, писатели, поэты.
У нас с Михаилом Ефимовичем были места №№ 11 и 12 за столом № 10, который стоял в центре, недалеко от главного стола, где находились товарищ Сталин, члены Политбюро и правительства. Нам было все хорошо видно и слышно.
Каждый командующий фронта подходил к главному столу, где находился И. В. Сталин, провозгласить здравицу за Победу и здоровье всех участников. М. Е. Катуков представился Сталину:
— Командующий Первой гвардейской Краснознаменной танковой армии генерал-полковник Катуков. И товарищ Сталин сказал:
— Товарищ Катуков, мы с Вами давно знаем друг друга. За ваше здоровье! И успехов Вам на благо нашей Родины!

Глубочайшие раздумья вызывает у меня то, что публикуется сейчас о 1937 годе. Печатаются подлинные материалы...
За многие преследования в тот период нет Сталину прощения, но возлагать всю вину только на Сталина, делать только его одного главным злодеем... Сейчас уже пишут, что только Сталин виноват в том, что была война и погибло 50 миллионов человек... Пишут, что он чуть ли не приятель Гитлера.
Я, лично пережившая 1937 год, не могу с этим согласиться. Будучи в Бутырской тюрьме, я не раз наблюдала, как возвратившиеся с допроса впадали в истерику и громко кричали, что сегодня снова донесли на невинных. «Врагов народа» делали и сами заключенные. Они доносили на такого-то или на такую-то, и шли аресты. Эти новые «враги народа» тоже доносили. Так множились ряды. Мне могут возразить, что это из-за допросов, страха. Но ведь не все же доносили, не все не выдерживали и «ломались».
Борис Львович Банников — нарком боеприпасов — опубликовал «Записки наркома», в которых ни слова вымысла. Борис Львович пишет, как многие государственные деятели боялись смело высказаться в силу угодничества, подхалимства, карьеризма, но в то же время он подчеркивает в своих записках, что ордер на арест крупного специалиста не выписывался без визы наркома. Визы на арест подписывали все высокие руководители промышленности, сельского хозяйства, секретари обкомов и т. д. Руководители иностранных государств, в том числе Массарик, Бенеш, называли Сталину шпионов в пользу того или иного государства.
За многое в 1937 году нет прощения И. В. Сталину. Но сейчас, в период гласности, уж очень многие стараются всю вину переложить только на него одного. Я не могу с этим согласиться. Я, моя семья, близкие и дорогие, мои друзья очень пострадали в 1937 году. Бремя 1937 года я несла девятнадцать лет. Это бремя нес со мной и Михаил Ефимович. Его все время упрекали, что у него жена имеет сомнительную биографию, рекомендовали ему развестись со мной... Но нет в моей душе злобы.
Нет, я не могу согласиться, что виноват только один Сталин.
Мое мнение таково: 1937 год — великая победа мировых разведок. Это они развязали Вторую мировую войну. Это их методами были уничтожены миллионы советских людей. Это они имели план — уничтожить Советский Союз, великую Россию. Эти планы существуют и в настоящее время.
Нельзя забыть, что под руководством Сталина мы победили фашизм. Нельзя позволить под видом гласности вседозволенно порочить все и вся, и имя Сталина тоже, нельзя умалять его заслуги. Он многое сделал для нашей Родины.
Уже пора перестать рыться в грязном белье, воевать с покойниками и смешить весь мир. У русских с седой древности так заведено: о мертвых не говорят плохо — это не достойно живых, не делает им чести.
Сталин и 1937 год — наша печальная история. И за многое, многое нет ему прощения, но, как писал Н.Карамзин, о печальном, тяжелом надо говорить с грустью. Это наша история, это наше прошлое, а черных, темных пятен в нашей Истории было много и до эпохи Сталина. Но все равно это наша Родина, где мы живем и будем жить.
Почему, например, А.Барбюс в своей книге «Сталин» писал о нем как о сильном, волевом человеке, прекрасном военачальнике, способствовавшем успеху Революции и победившем врага еще в Гражданской войне? Анри Барбюс объективно, без конъюнктурных соображений разобрался в личности этого человека еще в ранние годы Советской власти, а мы позволяем теперь всю вину за прошлое валить только на одного Сталина? А где же был Блюхер, который подписал приговор на расстрел Тухачевскому? Где были Н. С. Хрущев, все секретари обкомов, крайкомов, министры, члены Политбюро? Почему они как бы ничего не видели и молчали? Только теперь все стали смелыми и храбрыми и прозрели...
И что самое главное — народ молчит, не испытывает ненависти к Сталину. Да и говорить сегодня легче, чем делать серьезное дело перестройки.
Прекрасно уважать старые традиции, присягу, ответственность перед обществом и Родиной. Нельзя воевать только с мертвецами. Я не сталинистка, я только современница очень прекрасной и жестокой эпохи. А вот злобы и ненависти у меня нет. И я отдаю дань уважения тому времени, в котором мне пришлось жить, трудиться, защищать Родину.
У человека должно быть что-то святое, должна быть вера. Без этого очень трудно жить на свете. А вера наша — гордость, любовь, преданность Родине. Это самое дорогое, что у нас есть. И за это наши русские люди, не задумываясь, отдавали свои жизни. В первую очередь мы должны быть гражданами своей Родины, своей истории, своего прошлого".
Италия-2

Еврейские музыканты про Сталина.

Соломон Волков родился в 1944 году, в Таджикистане, в городе Ленинабаде, который сейчас называется Худжандом. В 1967 году окончил Ленинградскую государственную консерваторию, работал редактором журнала «Советская музыка», в 1972 г. стал членом Союза композиторов, а в 1976 году переехал в США, где в 1979 году издал книгу "Свидетельство. Воспоминания Дмитрия Шостаковича", небольшой отрывок из которой вы можете прочитать здесь. Что в этих воспоминаниях правда, а что – выдумка, уже никто не узнает, т.к. все упоминаемые тут лица давно умерли.

«Как-то Сталин позвонил руководству Радиокомитета и спросил, есть ли у них запись 23-го фортепьянного концерта Моцарта, который слышал по радио днем раньше. «Играла Юдина» — добавил он. Сталину сказали, что, конечно, есть. На самом деле не было никакой записи — концерт передавался вживую. Но Сталину боялись сказать: «Нет», — никто не знал, какие могли быть последствия. Человеческая жизнь для него ничего не стоила. Все, что можно было, это — соглашаться, кивать, поддакивать, пресмыкаться перед сумасшедшим.
Сталин потребовал, чтобы к нему на дачу прислали запись исполнения Моцарта Юдиной. Комитет запаниковал, но надо было что-то сделать. Позвонили Юдиной и оркестру и сделали запись той же ночью. Все дрожали от страха. За исключением Юдиной, естественно. Но она — особый случай, ей было море по колено.
Юдина позже рассказывала мне, что дирижера пришлось отослать домой, так как он от страха ничего не соображал. Вызвали другого дирижера, который дрожал, все путал и только мешал оркестру. Наконец третий дирижер оказался в состоянии закончить запись.
Думаю, это — уникальный случай в истории звукозаписи: я имею в виду то, что трижды за одну ночь пришлось менять дирижера. Так или иначе, запись к утру была готова. Сделали одну-единственную копию и послали ее Сталину. Да, это была рекордная запись. Рекорд по подхалимажу.
Вскоре после этого Юдина получила конверт с двадцатью тысячами рублей. Ей сказали, что это — по специальному распоряжению Сталина. Тогда она написала ему письмо. Я знаю об этом письме от нее самой и знаю, что история покажется невероятной. Но, хотя у Юдиной было много причуд, одно я могу сказать точно: она никогда не врала. Я уверен, что это правда.
Юдина написала в своем письме что-то в таком роде: «Благодарю Вас, Иосиф Виссарионович, за Вашу поддержку. Я буду молиться за Вас день и ночь и просить Господа простить Ваши огромные грехи перед народом и страной. Господь милостив, Он простит Вас. Деньги я отдала в церковь, прихожанкой которой являюсь».
И Юдина послала это убийственное письмо Сталину. Он прочитал его и не произнес ни слова, даже бровью не повел. Естественно, приказ об аресте Юдиной уже был готов, и малейшей гримасы хватило бы, чтобы уничтожить даже ее след.
Но Сталин смолчал и отложил письмо в тишине. Ожидаемого движения бровей не произошло. С Юдиной ничего не случилось.
Говорят, когда вождя и учителя нашли на даче мертвыми, на проигрывателе стояла ее запись Моцарта.
Это — последнее, что он слышал."
Италия-2

Сталин о национализме на Кавказе.

В январе 1913 года И.В. Сталин выступил в газете “Социал-Демократ” со статьёй «На пути к национализму. Письмо с Кавказа», где резко критиковал кавказских националистов из РСДРП, которые под предлогом того, что партия выступает за право народов на самоопределение, поддержали требование национально-культурной автономии для своих народов, что вело в дальнейшем к раздроблению партии. Захватив власть, большевики не смогли преодолеть националистические тенденции не только среди народов нашей страны, но даже и среди членов партии. В советский период эти тенденции не были сильно заметны, т.к. глушились пропагандой интернационализма и массовыми репрессиями, но с крушением СССР они вспыхнули с новой силой. Статья поможет узнать, почему под СССР в 1991-м году «взорвалась бомба».

«В ряду постановлений, увековечивших славу ликвидаторской конференции, постановление о “культурно-национальной автономии” занимает не последнее место.
Вот оно:
“Выслушав сообщение кавказской делегации о том, что как на последней конференции кавказских организаций РСДРП, так и в литературных органах этих организаций выяснилось мнение кавказских товарищей о необходимости выставить требование национально-культурной автономии, конференция, не высказываясь по существу этого требования, констатирует, что такое толкование пункта партийной программы, признающего за каждой национальностью право на самоопределение, не идет вразрез с точным смыслом последней, и высказывает пожелание, чтобы национальный вопрос был включен в порядок дня ближайшего съезда РСДРП”.
Постановление это важно не только потому, что оно выражает оппортунистическое виляние ликвидаторов перед фактом поднявшейся националистической волны. Оно важно еще потому, что в нем, что ни фраза– золото.
Чего стоит, например, заявление о том, что конференция, “не высказываясь по существу этого требования”, тем не менее “констатирует” и решает? Ведь этак “решают” только в оперетках!
Или фраза о том, что “такое толкование пункта партийной программы, признающего за каждой национальностью право на самоопределение, не идет вразрез с точным смыслом последней”. Подумайте только! Упомянутый пункт программы (9-й пункт) говорит о свободе национальностей, о праве национальностей свободно развиваться, об обязанности партии бороться против всяких насилий над ними. Говоря вообще, право национальностей по смыслу этого пункта не должно быть ограничено, оно может дойти как до автономии и федерации, так и до сепарации. Значит ли это, что для партии безразлично, одинаково хорошо, как именно решит свою судьбу данная национальность, в пользу централизма или сепаратизма? Значит ли это, что на основании одного лишь абстрактного права национальностей, “Ее высказываясь по существу этого требования”, можно рекомендовать, хотя бы и косвенно, автономию одним, федерацию другим, сепарацию третьим? Национальность решает свою судьбу, но значит ли это, что партия не должна повлиять на волю национальности в духе решения, наиболее соответствующего интересам пролетариата? Партия за свободу вероисповеданий, за право людей исповедывать любую религию. Можно ли вывести отсюда, что партия будет стоять за католицизм в Польше, за православие в Грузии, за грегорианство в Армении, что она не будет бороться с этими формами мировоззрения?.. И не ясно ли само собой, что 9-й пункт партийной программы и культурно-национальная автономия – две совершенно различные плоскости, которые в такой же степени могут “итти вразрез” друг с другом, как, скажем, Хеопсова пирамида и пресловутая конференция ликвидаторов?
А ведь именно таким эквилибристическим путем и “разрешает” вопрос конференция.
В упомянутом постановлении ликвидаторов самое важное – это идейный развал среди кавказских ликвидаторов, изменивших старому знамени интернационализма на Кавказе и добившихся от конференции этого постановления.
Поворот кавказских ликвидаторов в сторону национализма – не случайность. Ликвидация партийных традиций – давно начата ими. Упразднение “социальной части” программы-минимум, отмена “гегемонии пролетариата” (см. “Дискуссионный Листок” № 2), объявление нелегальной партии подсобной организацией при легальных организациях (см. “Дневник” № 9) – все это вещи общеизвестные. Теперь очередь дошла до национального вопроса.
С самого начала своего появления (начало 90-х годов) организации на Кавказе носили строго интернациональный характер. Единая организация грузинских, русских, армянских и мусульманских рабочих, ведущих дружную борьбу с врагами – такова была картина партийной жизни... В 1903 году, на первом учредительном съезде кавказских (собственно закавказских) с.-д. организаций, положившем начало Кавказскому союзу, интернациональный принцип постройки организации был снова провозглашен, как единственно правильный. С тех пор Кавказская социал-демократия росла в борьбе с национализмом. Грузинские социал-демократы боролись со “своими” националистами, с национал-демократами и федералистами; армянские социал-демократы со “своими” дашнакцаканами; мусульманские с панисламистами. И в борьбе с ними расширяла и укрепляла свои организации Кавказская социал-демократия независимо от фракций… В 1906 году, на областной конференции Кавказа, впервые выплыл вопрос о культурно-национальной автономии. Его внесла и требовала решения в положительном смысле группка кутаисцев. Вопрос был “с треском провален”, как выражались тогда, между прочим, потому, что против него одинаково резко выступили обе фракции в лице Кострова и пишущего эти строки. Было решено, что так называемое “областное самоуправление Кавказа” является лучшим разрешением национального вопроса, наиболее соответствующим интересам объединенного в борьбе кавказского пролетариата. Да, так было в 1906 году, И это решение повторялось на последующих конференциях, защищалось и популяризировалось как в меньшевистской, так и в большевистской кавказской печати, легальной и нелегальной…
Но вот наступил 1912 год, и “оказалось”, что “нам” нужна культурно-национальная автономия, конечно (конечно!), в интересах пролетариата! В чем же дело? Что изменилось? Может быть кавказский пролетариат стал менее социалистичным? Но тогда ведь более всего неразумно воздвигать национальные организационные и “культурные” перегородки между рабочими! Может быть он стал более социалистичным? Но в таком случае как назвать тех, с позволения сказать, “социалистов”, которые искусственно воздвигают и укрепляют разрушающиеся и никому ненужные перегородки?.. Так в чем же дело? Да в том, что крестьянский Кутаис потащил за собой “социал-демократических октябристов” Тифлиса. Дела ликвидаторов Кавказа отныне будет вершить напуганный воинствующим национализмом кутаисский крестьянин. Кавказские ликвидаторы не смогли устоять против националистической волны, они выронили испытанное знамя интернационализма и… пошли шататься “по волнам” национализма, выбросив за борт последнее богатство: “куда оно, какая вещь пустая”.
Но сказавший А должен сказать и Б: все имеет свою логику! За грузинской, армянской, мусульманской (и русской?) национально-культурной автономией кавказских ликвидаторов последуют партии грузинских, армянских, мусульманских и прочих ликвидаторов. Вместо общей организации пойдут отдельные организации по национальностям, так сказать грузинский, армянский и прочие “Бунды”.
Не к этому ли ведут свое “решение” национального вопроса гг. кавказские ликвидаторы?
Что ж, мы можем пожелать им смелости. Делайте, что хотите делать!
Во всяком случае можем уверить их, что другая часть кавказских организаций, партийные социал-демократы из грузинских, русских, армянских и мусульманских решительно порвут с гг. национал-ликвидаторами, с этими изменниками славному знамени интернационализма на Кавказе».
Италия-2

Слава великому русскому народу!

Под таким заголовкам 27 мая 1945 года в газете ИЗВЕСТИЯ была напечатана передовая статья.

«Здравица великого Сталина в честь русского народа прозвучала радостным и мужественным приветом всех народов Советского Союза своему старшему брату и верному другу.
Русские люди с глубоким волнением приняли дань общенародного уважения. Нет выше похвалы народу, как признание его заслуг в защите и укреплении социалистического отечества — Советского Союза. Национальная гордость русского человека получила величайшее удовлетворение. Какой солнечной силы исполнено сознание национального достоинства! В нем нет ни капли ограниченности и самодовольства, в нем понимание своей передовой роли в борьбе за могучую Советскую Родину.
На большом историческом пути приобрел русский народ качества великого народа. Трудолюбие, неистребимая любовь к свободе, стойкая борьба с врагами Родины составляют отличительные черты его национального характера, Его богатый опыт и ясный ум народа — борца и человеколюбца нашли отражение в великой русской культуре. Ее благотворное влияние безмерно велико не только в нашей стране, но и во всем мире. Творения великих русских писателей, ученых, философов несли людям высокие идеалы. «Я знаю русский народ, — писал сорок лет назад Максим Горький Анатолю Франсу, — я убежден, я верю — этот народ может внести в духовную жизнь земли нечто своеобразное и глубокое, нечто важное для всех». С какой силой эта коренившаяся в народе вера в свое благородное назначение претворилась в жизнь!
Россия дала миру пример создания первого в мире социалистического государства и устройства его на основах братства свободных советских народов. И когда пришла пора тяжелых испытаний, русские люди беззаветно встали во главе всех советских народов и сокрушили такого мощного и злобного врага, как немецкий фашизм.
В неслыханно тяжелой борьбе с немецким нашествием наиболее величественно проявилась роль героического русского народа. Он прошел твердо и смело через все испытания и пронес неугасимой веру в родную советскую власть, в свою великую партию Ленина—Сталина. Доверие русского народа советскому правительству оказалось решающей силой, обеспечившей победу над гитлеровской Германией. Советский патриотизм русских воинов, русских рабочих, крестьян и интеллигенции был и вдохновляющим примером, и силой, мобилизующей всех советских людей на подвиги во имя Родины.
В «духовную жизнь земли» русский народ внес не только высокие идеалы, но, что не менее важно, невиданную доселе решимость и организованность в отстаивании своих высоких идеалов.
Гитлеровцы, начав свой кровавый поход за мировое господство, нацеливались прежде всего на русский народ. Гитлеровские разбойники знали, какая сила скрыта в свободной русской руке. Всю лютую злобу варваров немцы направили прежде всего на русских людей. «Русский должен знать, что он имеет против себя решительного врага, от которого он не может ждать никакого снисхождения». Такими людоедскими приказами подбадривали свои войска гитлеровские генералы. «И эти люди, лишенные совести и чести, люди с моралью животных имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова!..» (И.Сталин).
Гитлеровская армия разбита и уничтожена. А наша Советская Родина получила в ходе войны первоклассную кадровую армию, способную отстоять социалистические завоевания нашего народа и обеспечить жизненные интересы Советского государства. В ее славе ярко горят подвиги русских воинов. В ее основе лежит русская военная наука, заложенная такими великими деятелями нашей истории, как Петр Первый, Румянцев, Суворов и Кутузов, и достигшая совершенства в сталинской военной науке.
Гитлеровский «новый порядок», порядок порабощения и истребления славянских народов, уничтожен. А народы Советского Союза, испытав в огне силу и нерушимость своего братства, дружно работают под руководством партии Ленина—Сталина над дальнейшим укреплением мощи своей Советской Родины. И в этой созидательной работе они попрежнему опираются на реальную помощь и организующую, руководящую силу русского народа.
История наших дней не только создается, но и пишется народами нашей Родины. Она запечатлела подвиг русского народа, как наиболее выдающейся нации из всех, входящих в состав СССР. Обратимся к одному из таких современных нам исторических свидетельств — к письму азербайджанского народа товарищу Сталину, опубликованному на-днях в газетах. Миллион и сто тысяч жителей Азербайджанской ССР рассказали в день 25-летия республики любимому вождю о своей жизни и дальнейших намерениях. «Обещаем Вам, товарищ Сталин, — читаем мы в письме, — что мы будем еще сильнее оберегать самое драгоценное наше завоевание — сталинскую дружбу советских народов, дружбу со старшим другом и братом — великим русским народом... У славного и благородного русского народа, давшего миру великого Ленина и первым поднявшего победоносное знамя Октябрьской социалистической революции, учился азербайджанский народ лучшим традициям революционной борьбы. С помощью русского народа мы отстояли родную Советскую власть и научились строить социалистическое общество. Своими завоеваниями в области науки, литературы и искусства Азербайджан обязан благотворному влиянию могучей русской культуры, неоценимые сокровища которой открыты для всех нас Советской властью».
Так трудящиеся Азербайджана говорят о своем русском брате. И разве не такие же слова звучат и на Украине, и в Грузии, и в Армении, и в Белоруссии — везде, ибо на всей советской земле плодотворно сказалась организующая роль русской культуры, индустрии, организационного и политического опыта, щедро, по-братски отдававшегося на благо всем народам СССР!
Будучи самым могущественным из славянских народов, русский народ, не колеблясь, вышел на единоборство со злейшим врагом славян — немецким империализмом. Его мужество и решимость были в тяжелые годы войны светочем для подпавших под немецкое иго народов Югославии, Чехословакии, Польши. Он стал великим собирателем всеславянских сил для борьбы с немецкими поработителями, глашатаем жизни, носителем победы. Красная Армия-освободительница с честью выполнила свою миссию, возложенную на нее советскими народами и в их числе русским народом.
И если ныне славяне торжествуют победу, если ныне восстанавливаются вековечные права славян на их стародавние земли, то они справедливо видят в этом своем торжестве ведущую роль русского народа.
Русский народ своими выдающимися делами заслужил всеобщий почет. В его могучем сердце гордость живет рядом с сознанием ответственности. Русские люди, безгранично преданные великим идеям партии Ленина—Сталина, готовы к большим делам, к ярчайшим дерзаниям во славу своей Советской Родины, своего великого Советского государства».
Италия-2

О проекте Конституции Союза ССР 1936 года.

Из доклада И. В. Сталина на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года:
(…)
V. Поправки и дополнения к проекту Конституции
Перейдем к вопросу о поправках и дополнениях к проекту Конституции, внесенных гражданами при всенародном обсуждении проекта. Всенародное обсуждение проекта Конституции дало, как известно, довольно значительное количество поправок и дополнений. Все они опубликованы в печати. Ввиду большого разнообразия поправок и неодинаковой их ценности следовало бы их разбить, по-моему, на три категории.
Отличительная черта поправок первой категории состоит в том, что они трактуют не о вопросах Конституции, а о вопросах текущей законодательной работы будущих законодательных органов. Отдельные вопросы страхования, некоторые вопросы колхозного строительства, некоторые вопросы промышленного строительства, вопросы финансового дела – таковы темы этих поправок. Видимо, авторы этих поправок не уяснили себе разницы между конституционными вопросами и вопросами текущего законодательства. Именно поэтому они стараются втиснуть в Конституцию как можно больше законов, ведя дело к тому, чтобы превратить Конституцию в нечто вроде свода законов. Но конституция не есть свод законов. Конституция есть основной закон, и только основной закон. Конституция не исключает, а предполагает текущую законодательную работу будущих законодательных органов. Конституция дает юридическую базу для будущей законодательной деятельности таких органов. Поэтому поправки и дополнения такого рода как не имеющие прямого отношения к Конституции должны быть, по-моему, направлены в будущие законодательные органы страны.
Ко второй категории следует отнести такие поправки и дополнения, которые пытаются внести в Конституцию элементы исторических справок или элементы декларации о том, чего еще не добилась Советская власть и чего она должна добиться в будущем. Отметить в Конституции, какие трудности преодолели на протяжении долгих лет партия, рабочий класс и все трудящиеся в борьбе за победу социализма; указать в Конституции конечную цель советского движения, то есть построение полного коммунистического общества, – таковы темы этих поправок, повторяющиеся в разных вариациях. Я думаю, что такие поправки и дополнения также должны быть отложены в сторону как не имеющие прямого отношения к Конституции. Конституция есть регистрация и законодательное закрепление тех завоеваний, которые уже добыты и обеспечены. Если мы не хотим исказить этот основной характер Конституции, мы не должны заполнять ее историческими справками о прошлом или декларациями о будущих завоеваниях трудящихся СССР. Для этого дела имеются у нас другие пути и другие документы.
Наконец, к третьей категории следует отнести такие поправки и дополнения, которые имеют прямое отношение к проекту Конституции. Значительная часть поправок этой категории имеет редакционный характер. Поэтому их можно было бы передать в Редакционную комиссию настоящего Съезда, которую, я думаю, создаст Съезд, поручив ей установить окончательную редакцию текста новой Конституции. Что касается остальных поправок третьей категории, то они имеют более существенное значение и о них придется, по-моему, сказать здесь несколько слов.
1) Прежде всего о поправках к 1-й статье проекта Конституции. Имеется четыре поправки. Одни предлагают вместо слов “государство рабочих и крестьян” сказать: “государство трудящихся”. Другие предлагают к словам “государство рабочих и крестьян” добавить: “и трудовой интеллигенции”. Третьи предлагают вместо слов “государство рабочих и крестьян” сказать: “государство всех рас и национальностей, населяющих территорию СССР”. Четвертые предлагают слово “крестьян” заменить словом “колхозников” или словами: “трудящихся социалистического земледелия”.
Следует ли принять эти поправки? Я думаю, что не следует.
О чем говорит 1-я статья проекта Конституции? Она говорит о классовом составе советского общества. Можем ли мы, марксисты, обойти в Конституции вопрос о классовом составе нашего общества? Нет, не можем. Советское общество состоит, как известно, из двух классов, из рабочих и крестьян, 1-я статья проекта Конституции об этом именно и говорит. Стало быть, 1-я статья проекта Конституции правильно отображает классовый состав нашего общества. Могут спросить: а трудовая интеллигенция? Интеллигенция никогда не была и не может быть классом, – она была и остается прослойкой, рекрутирующей своих членов среди всех классов общества. В старое время интеллигенция рекрутировала своих членов среди дворян, буржуазии, отчасти среди крестьян и лишь в самой незначительной степени среди рабочих. В наше, советское время интеллигенция рекрутирует своих членов главным образом среди рабочих и крестьян. Но как бы она ни рекрутировалась и какой бы характер она ни носила, интеллигенция все же является прослойкой, а не классом.
Не ущемляет ли это обстоятельство прав трудовой интеллигенции? Нисколько! 1-я статья проекта Конституции говорит не о правах различных слоев советского общества, а о классовом составе этого общества. О правах различных слоев советского общества, в том числе о правах трудовой интеллигенции, говорится главным образом в десятой и одиннадцатой главах проекта Конституции. Из этих глав явствует, что рабочие, крестьяне и трудовая интеллигенция совершенно равноправны во всех сферах хозяйственной, политической, общественной и культурной жизни страны. Стало быть, об ущемлении прав трудовой интеллигенции не может быть и речи.
То же самое надо сказать о нациях и расах, входящих в состав СССР. Во второй главе проекта Конституции уже сказано, что СССР есть свободный союз равноправных наций. Стоит ли повторять эту формулу в 1-й статье проекта Конституции, трактующей не о национальном составе советского общества, а об его классовом составе? Ясно, что не стоит. Что касается прав наций и рас, входящих в состав СССР, то об этом говорится во второй, десятой и одиннадцатой главах проекта Конституции. Из этих глав явствует, что нации и расы СССР пользуются одинаковыми правами во всех сферах хозяйственной, политической, общественной и культурной жизни страны. Стало быть, не может быть и речи об ущемлении национальных прав.
Так же неправильно было бы заменить слово “крестьянин” словом “колхозник” или словами “трудящийся социалистического земледелия”. Во-первых, среди крестьян, кроме колхозников, имеются еще свыше миллиона дворов не-колхозников. Как быть с ними? Не думают ли авторы этой поправки сбросить их со счета? Это было бы неразумно. Во-вторых, если большинство крестьян стало вести колхозное хозяйство, то это еще не значит, что оно перестало быть крестьянством, что у него нет больше своего личного хозяйства, личного двора и т.д. В-третьих, пришлось бы тогда заменить также слово “рабочий” словами “труженик социалистической промышленности”, чего, однако, авторы поправки почему-то не предлагают. Наконец, разве у нас уже исчезли класс рабочих и класс крестьян? А если они не исчезли, то стоит ли вычеркивать из лексикона установившиеся для них наименования? Авторы поправки, видимо, имеют в виду не настоящее, а будущее общество, когда классов уже не будет и когда рабочие и крестьяне превратятся в тружеников единого коммунистического общества. Они, стало быть, явным образом забегают вперед. Но при составлении Конституции надо исходить не из будущего, а из настоящего, из того, что уже есть. Конституция не может и не должна забегать вперед. (…)
Италия-2

Как работал Сталин?

Анна Луиза Стронг - американская журналистка, написавшая множество книг и статей в поддержку СССР и коммунистического Китая. В 1920-х годах она вступила в Коммунистическую партию США. В 1921 году приезжала в Россию для оказания помощи голодающим Поволжья. Затем в качестве московского корреспондента информационного агентства «Интернэшнл ньюс сервис» несколько раз посещала СССР и встречалась со Сталиным. Но в 1949 году она была выслана из СССР как «американская шпионка». В 1950-х годах переехала в Китай, где прожила до конца жизни, пользуясь поддержкой китайского руководства. В своей книге «Диктатура и демократия в Советском Союзе» изданной в США в 1934 году она писала про Сталина:
«... Разрешите дать краткое описание того, как работает Сталин. Я наблюдала его при председательствовании на небольшой комиссии для разрешения вопроса в связи со внесенной мной жалобой. Он пригласил к себе всех тех, кого этот вопрос касался, и когда мы прибыли, то мы застали не только Сталина, но также Ворошилова и Кагановича. Сталин сел не во главе стола, а без формальности так, чтобы он мог видеть лица всех. Он начал беседу простым прямым вопросом, повторив сущность жалобы в одной фразе и спросив человека, на которого жаловались: «Зачем это надо было делать?»
После этого он говорил меньше всех. Случайная фраза, слово без всякого нажима; даже его вопросы были не столько требованиями ответа, сколько вмешательством для направления мысли говорившего. Но с какой быстротой все выявилось - все наши надежды, самолюбие, противоречия, все то, что мы делали друг против друга. Особенности характера людей, известных мне годами, и тех, кого я встретила в первый раз, выявились выпукло, яснее, чем я когда-либо их видела, и вместе с тем без всякой предубежденности. Каждый из них должен был принять участие в решении задачи, с ним надо было считаться. Дело, которое мы должны были сделать, и его направление стали ясными.
...Я вряд ли сознавала ту роль, которую сыграл Сталин, помогая нам прийти к решению. Скорее представлялось, что это кто-то, которому исключительно легко рассказывать, который понимает тебя с полуфразы и выявляет все это очень быстро. Когда все стало ясно, но не раньше и не позже, Сталин обратился к остальным: «Ну?». Слово одного, фраза другого составили нужное предложение. Кивок головы—все было принято единогласно. Казалось, что мы все приняли решение одновременно и единодушно. Это метод Сталина и его величие. Он превосходно разбирается в положениях, личностях и тенденциях. Благодаря этому, он - верховный объединитель воли многих».

В другой своей книге «Эра Сталина», изданной уже после его смерти, она писала про нашу страну:
"Они ушли уже далеко вперед от сталинской эпохи. Они анализируют прошлое для того, чтобы лучше строить будущее. Они знают, что всякий общественный прогресс оплачивается самой дорогой ценой: не только гибелью героев в боях, но и гибелью несправедливо осужденных. Они знают также, что все беды, пережитые ими в годы социалистического строительства под руководством Сталина, были ли они вызваны необходимостью, ошибками или преступлениями, неизмеримо меньше того зла, которое умышленно причинил им западный мир в период интервенции и гитлеровского вторжения. Меньше даже тех страданий, которые принесла им по вине США отсрочка открытия "второго фронта". Они исправят свои недостатки и без наших советов".
"Выразив официальные соболезнования "только официальные", как подчеркнула печать, правительство объявило, что должны быть приняты энергичные меры для того, чтобы воспользоваться ситуацией, возникшей в СССР; должны быть использованы все средства пропаганды и другие более решительные меры для поощрения раздоров внутри России и раскола между Советским Союзом и его сателлитами ("Уолл-стрит джорнэл" от 5 марта 1953г.)".

"Постоянная угроза войны, приближавшаяся старость, расширение личной власти, все большая напряженность в борьбе за лучшее будущее мира - таковы факторы, под воздействием которых Сталин становился все более деспотичным и самовластным. Однако в распространении "культа личности", который объявлен теперь корнем всех зол прошлого, обожествлявшийся повинен не в большей мере, чем обожествлявшие его. Сталин заявил: "Либо мы построим социализм, либо в ближайшие десять лет будем разбиты иностранными захватчиками. Обратившись к истории, нетрудно увидеть, что все другие лидеры - Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин - вели к поражению".

"В настоящее время невозможно дать окончательную оценку эры Сталина. Сталин - один из тех людей, которых судит история, чья деятельность становится более понятной лишь с течением времени. Во всяком случае, мы знаем о деятельности Сталина следующее: в 1928 году он выдвинул программу построения социализма в одной стране - в отсталой крестьянской стране, окруженной враждебным миром. Когда Сталин начинал свое дело, Россия была крестьянской, неграмотной страной; когда он кончил, Россия стала второй индустриальной державой мира. Сталину пришлось дважды решать задачу построения новой экономики: в первый раз еще до гитлеровского нашествия и во второй раз - после войны, в результате которой страна покрылась руинами. Сталин был организатором всей этой работы; вот почему он заслужил вечную славу".