Италия-2

Сталин о национализме на Кавказе.

В январе 1913 года И.В. Сталин выступил в газете “Социал-Демократ” со статьёй «На пути к национализму. Письмо с Кавказа», где резко критиковал кавказских националистов из РСДРП, которые под предлогом того, что партия выступает за право народов на самоопределение, поддержали требование национально-культурной автономии для своих народов, что вело в дальнейшем к раздроблению партии. Захватив власть, большевики не смогли преодолеть националистические тенденции не только среди народов нашей страны, но даже и среди членов партии. В советский период эти тенденции не были сильно заметны, т.к. глушились пропагандой интернационализма и массовыми репрессиями, но с крушением СССР они вспыхнули с новой силой. Статья поможет узнать, почему под СССР в 1991-м году «взорвалась бомба».

«В ряду постановлений, увековечивших славу ликвидаторской конференции, постановление о “культурно-национальной автономии” занимает не последнее место.
Вот оно:
“Выслушав сообщение кавказской делегации о том, что как на последней конференции кавказских организаций РСДРП, так и в литературных органах этих организаций выяснилось мнение кавказских товарищей о необходимости выставить требование национально-культурной автономии, конференция, не высказываясь по существу этого требования, констатирует, что такое толкование пункта партийной программы, признающего за каждой национальностью право на самоопределение, не идет вразрез с точным смыслом последней, и высказывает пожелание, чтобы национальный вопрос был включен в порядок дня ближайшего съезда РСДРП”.
Постановление это важно не только потому, что оно выражает оппортунистическое виляние ликвидаторов перед фактом поднявшейся националистической волны. Оно важно еще потому, что в нем, что ни фраза– золото.
Чего стоит, например, заявление о том, что конференция, “не высказываясь по существу этого требования”, тем не менее “констатирует” и решает? Ведь этак “решают” только в оперетках!
Или фраза о том, что “такое толкование пункта партийной программы, признающего за каждой национальностью право на самоопределение, не идет вразрез с точным смыслом последней”. Подумайте только! Упомянутый пункт программы (9-й пункт) говорит о свободе национальностей, о праве национальностей свободно развиваться, об обязанности партии бороться против всяких насилий над ними. Говоря вообще, право национальностей по смыслу этого пункта не должно быть ограничено, оно может дойти как до автономии и федерации, так и до сепарации. Значит ли это, что для партии безразлично, одинаково хорошо, как именно решит свою судьбу данная национальность, в пользу централизма или сепаратизма? Значит ли это, что на основании одного лишь абстрактного права национальностей, “Ее высказываясь по существу этого требования”, можно рекомендовать, хотя бы и косвенно, автономию одним, федерацию другим, сепарацию третьим? Национальность решает свою судьбу, но значит ли это, что партия не должна повлиять на волю национальности в духе решения, наиболее соответствующего интересам пролетариата? Партия за свободу вероисповеданий, за право людей исповедывать любую религию. Можно ли вывести отсюда, что партия будет стоять за католицизм в Польше, за православие в Грузии, за грегорианство в Армении, что она не будет бороться с этими формами мировоззрения?.. И не ясно ли само собой, что 9-й пункт партийной программы и культурно-национальная автономия – две совершенно различные плоскости, которые в такой же степени могут “итти вразрез” друг с другом, как, скажем, Хеопсова пирамида и пресловутая конференция ликвидаторов?
А ведь именно таким эквилибристическим путем и “разрешает” вопрос конференция.
В упомянутом постановлении ликвидаторов самое важное – это идейный развал среди кавказских ликвидаторов, изменивших старому знамени интернационализма на Кавказе и добившихся от конференции этого постановления.
Поворот кавказских ликвидаторов в сторону национализма – не случайность. Ликвидация партийных традиций – давно начата ими. Упразднение “социальной части” программы-минимум, отмена “гегемонии пролетариата” (см. “Дискуссионный Листок” № 2), объявление нелегальной партии подсобной организацией при легальных организациях (см. “Дневник” № 9) – все это вещи общеизвестные. Теперь очередь дошла до национального вопроса.
С самого начала своего появления (начало 90-х годов) организации на Кавказе носили строго интернациональный характер. Единая организация грузинских, русских, армянских и мусульманских рабочих, ведущих дружную борьбу с врагами – такова была картина партийной жизни... В 1903 году, на первом учредительном съезде кавказских (собственно закавказских) с.-д. организаций, положившем начало Кавказскому союзу, интернациональный принцип постройки организации был снова провозглашен, как единственно правильный. С тех пор Кавказская социал-демократия росла в борьбе с национализмом. Грузинские социал-демократы боролись со “своими” националистами, с национал-демократами и федералистами; армянские социал-демократы со “своими” дашнакцаканами; мусульманские с панисламистами. И в борьбе с ними расширяла и укрепляла свои организации Кавказская социал-демократия независимо от фракций… В 1906 году, на областной конференции Кавказа, впервые выплыл вопрос о культурно-национальной автономии. Его внесла и требовала решения в положительном смысле группка кутаисцев. Вопрос был “с треском провален”, как выражались тогда, между прочим, потому, что против него одинаково резко выступили обе фракции в лице Кострова и пишущего эти строки. Было решено, что так называемое “областное самоуправление Кавказа” является лучшим разрешением национального вопроса, наиболее соответствующим интересам объединенного в борьбе кавказского пролетариата. Да, так было в 1906 году, И это решение повторялось на последующих конференциях, защищалось и популяризировалось как в меньшевистской, так и в большевистской кавказской печати, легальной и нелегальной…
Но вот наступил 1912 год, и “оказалось”, что “нам” нужна культурно-национальная автономия, конечно (конечно!), в интересах пролетариата! В чем же дело? Что изменилось? Может быть кавказский пролетариат стал менее социалистичным? Но тогда ведь более всего неразумно воздвигать национальные организационные и “культурные” перегородки между рабочими! Может быть он стал более социалистичным? Но в таком случае как назвать тех, с позволения сказать, “социалистов”, которые искусственно воздвигают и укрепляют разрушающиеся и никому ненужные перегородки?.. Так в чем же дело? Да в том, что крестьянский Кутаис потащил за собой “социал-демократических октябристов” Тифлиса. Дела ликвидаторов Кавказа отныне будет вершить напуганный воинствующим национализмом кутаисский крестьянин. Кавказские ликвидаторы не смогли устоять против националистической волны, они выронили испытанное знамя интернационализма и… пошли шататься “по волнам” национализма, выбросив за борт последнее богатство: “куда оно, какая вещь пустая”.
Но сказавший А должен сказать и Б: все имеет свою логику! За грузинской, армянской, мусульманской (и русской?) национально-культурной автономией кавказских ликвидаторов последуют партии грузинских, армянских, мусульманских и прочих ликвидаторов. Вместо общей организации пойдут отдельные организации по национальностям, так сказать грузинский, армянский и прочие “Бунды”.
Не к этому ли ведут свое “решение” национального вопроса гг. кавказские ликвидаторы?
Что ж, мы можем пожелать им смелости. Делайте, что хотите делать!
Во всяком случае можем уверить их, что другая часть кавказских организаций, партийные социал-демократы из грузинских, русских, армянских и мусульманских решительно порвут с гг. национал-ликвидаторами, с этими изменниками славному знамени интернационализма на Кавказе».
Италия-2

Слава великому русскому народу!

Под таким заголовкам 27 мая 1945 года в газете ИЗВЕСТИЯ была напечатана передовая статья.

«Здравица великого Сталина в честь русского народа прозвучала радостным и мужественным приветом всех народов Советского Союза своему старшему брату и верному другу.
Русские люди с глубоким волнением приняли дань общенародного уважения. Нет выше похвалы народу, как признание его заслуг в защите и укреплении социалистического отечества — Советского Союза. Национальная гордость русского человека получила величайшее удовлетворение. Какой солнечной силы исполнено сознание национального достоинства! В нем нет ни капли ограниченности и самодовольства, в нем понимание своей передовой роли в борьбе за могучую Советскую Родину.
На большом историческом пути приобрел русский народ качества великого народа. Трудолюбие, неистребимая любовь к свободе, стойкая борьба с врагами Родины составляют отличительные черты его национального характера, Его богатый опыт и ясный ум народа — борца и человеколюбца нашли отражение в великой русской культуре. Ее благотворное влияние безмерно велико не только в нашей стране, но и во всем мире. Творения великих русских писателей, ученых, философов несли людям высокие идеалы. «Я знаю русский народ, — писал сорок лет назад Максим Горький Анатолю Франсу, — я убежден, я верю — этот народ может внести в духовную жизнь земли нечто своеобразное и глубокое, нечто важное для всех». С какой силой эта коренившаяся в народе вера в свое благородное назначение претворилась в жизнь!
Россия дала миру пример создания первого в мире социалистического государства и устройства его на основах братства свободных советских народов. И когда пришла пора тяжелых испытаний, русские люди беззаветно встали во главе всех советских народов и сокрушили такого мощного и злобного врага, как немецкий фашизм.
В неслыханно тяжелой борьбе с немецким нашествием наиболее величественно проявилась роль героического русского народа. Он прошел твердо и смело через все испытания и пронес неугасимой веру в родную советскую власть, в свою великую партию Ленина—Сталина. Доверие русского народа советскому правительству оказалось решающей силой, обеспечившей победу над гитлеровской Германией. Советский патриотизм русских воинов, русских рабочих, крестьян и интеллигенции был и вдохновляющим примером, и силой, мобилизующей всех советских людей на подвиги во имя Родины.
В «духовную жизнь земли» русский народ внес не только высокие идеалы, но, что не менее важно, невиданную доселе решимость и организованность в отстаивании своих высоких идеалов.
Гитлеровцы, начав свой кровавый поход за мировое господство, нацеливались прежде всего на русский народ. Гитлеровские разбойники знали, какая сила скрыта в свободной русской руке. Всю лютую злобу варваров немцы направили прежде всего на русских людей. «Русский должен знать, что он имеет против себя решительного врага, от которого он не может ждать никакого снисхождения». Такими людоедскими приказами подбадривали свои войска гитлеровские генералы. «И эти люди, лишенные совести и чести, люди с моралью животных имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова!..» (И.Сталин).
Гитлеровская армия разбита и уничтожена. А наша Советская Родина получила в ходе войны первоклассную кадровую армию, способную отстоять социалистические завоевания нашего народа и обеспечить жизненные интересы Советского государства. В ее славе ярко горят подвиги русских воинов. В ее основе лежит русская военная наука, заложенная такими великими деятелями нашей истории, как Петр Первый, Румянцев, Суворов и Кутузов, и достигшая совершенства в сталинской военной науке.
Гитлеровский «новый порядок», порядок порабощения и истребления славянских народов, уничтожен. А народы Советского Союза, испытав в огне силу и нерушимость своего братства, дружно работают под руководством партии Ленина—Сталина над дальнейшим укреплением мощи своей Советской Родины. И в этой созидательной работе они попрежнему опираются на реальную помощь и организующую, руководящую силу русского народа.
История наших дней не только создается, но и пишется народами нашей Родины. Она запечатлела подвиг русского народа, как наиболее выдающейся нации из всех, входящих в состав СССР. Обратимся к одному из таких современных нам исторических свидетельств — к письму азербайджанского народа товарищу Сталину, опубликованному на-днях в газетах. Миллион и сто тысяч жителей Азербайджанской ССР рассказали в день 25-летия республики любимому вождю о своей жизни и дальнейших намерениях. «Обещаем Вам, товарищ Сталин, — читаем мы в письме, — что мы будем еще сильнее оберегать самое драгоценное наше завоевание — сталинскую дружбу советских народов, дружбу со старшим другом и братом — великим русским народом... У славного и благородного русского народа, давшего миру великого Ленина и первым поднявшего победоносное знамя Октябрьской социалистической революции, учился азербайджанский народ лучшим традициям революционной борьбы. С помощью русского народа мы отстояли родную Советскую власть и научились строить социалистическое общество. Своими завоеваниями в области науки, литературы и искусства Азербайджан обязан благотворному влиянию могучей русской культуры, неоценимые сокровища которой открыты для всех нас Советской властью».
Так трудящиеся Азербайджана говорят о своем русском брате. И разве не такие же слова звучат и на Украине, и в Грузии, и в Армении, и в Белоруссии — везде, ибо на всей советской земле плодотворно сказалась организующая роль русской культуры, индустрии, организационного и политического опыта, щедро, по-братски отдававшегося на благо всем народам СССР!
Будучи самым могущественным из славянских народов, русский народ, не колеблясь, вышел на единоборство со злейшим врагом славян — немецким империализмом. Его мужество и решимость были в тяжелые годы войны светочем для подпавших под немецкое иго народов Югославии, Чехословакии, Польши. Он стал великим собирателем всеславянских сил для борьбы с немецкими поработителями, глашатаем жизни, носителем победы. Красная Армия-освободительница с честью выполнила свою миссию, возложенную на нее советскими народами и в их числе русским народом.
И если ныне славяне торжествуют победу, если ныне восстанавливаются вековечные права славян на их стародавние земли, то они справедливо видят в этом своем торжестве ведущую роль русского народа.
Русский народ своими выдающимися делами заслужил всеобщий почет. В его могучем сердце гордость живет рядом с сознанием ответственности. Русские люди, безгранично преданные великим идеям партии Ленина—Сталина, готовы к большим делам, к ярчайшим дерзаниям во славу своей Советской Родины, своего великого Советского государства».
Италия-2

О проекте Конституции Союза ССР 1936 года.

Из доклада И. В. Сталина на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года:
(…)
V. Поправки и дополнения к проекту Конституции
Перейдем к вопросу о поправках и дополнениях к проекту Конституции, внесенных гражданами при всенародном обсуждении проекта. Всенародное обсуждение проекта Конституции дало, как известно, довольно значительное количество поправок и дополнений. Все они опубликованы в печати. Ввиду большого разнообразия поправок и неодинаковой их ценности следовало бы их разбить, по-моему, на три категории.
Отличительная черта поправок первой категории состоит в том, что они трактуют не о вопросах Конституции, а о вопросах текущей законодательной работы будущих законодательных органов. Отдельные вопросы страхования, некоторые вопросы колхозного строительства, некоторые вопросы промышленного строительства, вопросы финансового дела – таковы темы этих поправок. Видимо, авторы этих поправок не уяснили себе разницы между конституционными вопросами и вопросами текущего законодательства. Именно поэтому они стараются втиснуть в Конституцию как можно больше законов, ведя дело к тому, чтобы превратить Конституцию в нечто вроде свода законов. Но конституция не есть свод законов. Конституция есть основной закон, и только основной закон. Конституция не исключает, а предполагает текущую законодательную работу будущих законодательных органов. Конституция дает юридическую базу для будущей законодательной деятельности таких органов. Поэтому поправки и дополнения такого рода как не имеющие прямого отношения к Конституции должны быть, по-моему, направлены в будущие законодательные органы страны.
Ко второй категории следует отнести такие поправки и дополнения, которые пытаются внести в Конституцию элементы исторических справок или элементы декларации о том, чего еще не добилась Советская власть и чего она должна добиться в будущем. Отметить в Конституции, какие трудности преодолели на протяжении долгих лет партия, рабочий класс и все трудящиеся в борьбе за победу социализма; указать в Конституции конечную цель советского движения, то есть построение полного коммунистического общества, – таковы темы этих поправок, повторяющиеся в разных вариациях. Я думаю, что такие поправки и дополнения также должны быть отложены в сторону как не имеющие прямого отношения к Конституции. Конституция есть регистрация и законодательное закрепление тех завоеваний, которые уже добыты и обеспечены. Если мы не хотим исказить этот основной характер Конституции, мы не должны заполнять ее историческими справками о прошлом или декларациями о будущих завоеваниях трудящихся СССР. Для этого дела имеются у нас другие пути и другие документы.
Наконец, к третьей категории следует отнести такие поправки и дополнения, которые имеют прямое отношение к проекту Конституции. Значительная часть поправок этой категории имеет редакционный характер. Поэтому их можно было бы передать в Редакционную комиссию настоящего Съезда, которую, я думаю, создаст Съезд, поручив ей установить окончательную редакцию текста новой Конституции. Что касается остальных поправок третьей категории, то они имеют более существенное значение и о них придется, по-моему, сказать здесь несколько слов.
1) Прежде всего о поправках к 1-й статье проекта Конституции. Имеется четыре поправки. Одни предлагают вместо слов “государство рабочих и крестьян” сказать: “государство трудящихся”. Другие предлагают к словам “государство рабочих и крестьян” добавить: “и трудовой интеллигенции”. Третьи предлагают вместо слов “государство рабочих и крестьян” сказать: “государство всех рас и национальностей, населяющих территорию СССР”. Четвертые предлагают слово “крестьян” заменить словом “колхозников” или словами: “трудящихся социалистического земледелия”.
Следует ли принять эти поправки? Я думаю, что не следует.
О чем говорит 1-я статья проекта Конституции? Она говорит о классовом составе советского общества. Можем ли мы, марксисты, обойти в Конституции вопрос о классовом составе нашего общества? Нет, не можем. Советское общество состоит, как известно, из двух классов, из рабочих и крестьян, 1-я статья проекта Конституции об этом именно и говорит. Стало быть, 1-я статья проекта Конституции правильно отображает классовый состав нашего общества. Могут спросить: а трудовая интеллигенция? Интеллигенция никогда не была и не может быть классом, – она была и остается прослойкой, рекрутирующей своих членов среди всех классов общества. В старое время интеллигенция рекрутировала своих членов среди дворян, буржуазии, отчасти среди крестьян и лишь в самой незначительной степени среди рабочих. В наше, советское время интеллигенция рекрутирует своих членов главным образом среди рабочих и крестьян. Но как бы она ни рекрутировалась и какой бы характер она ни носила, интеллигенция все же является прослойкой, а не классом.
Не ущемляет ли это обстоятельство прав трудовой интеллигенции? Нисколько! 1-я статья проекта Конституции говорит не о правах различных слоев советского общества, а о классовом составе этого общества. О правах различных слоев советского общества, в том числе о правах трудовой интеллигенции, говорится главным образом в десятой и одиннадцатой главах проекта Конституции. Из этих глав явствует, что рабочие, крестьяне и трудовая интеллигенция совершенно равноправны во всех сферах хозяйственной, политической, общественной и культурной жизни страны. Стало быть, об ущемлении прав трудовой интеллигенции не может быть и речи.
То же самое надо сказать о нациях и расах, входящих в состав СССР. Во второй главе проекта Конституции уже сказано, что СССР есть свободный союз равноправных наций. Стоит ли повторять эту формулу в 1-й статье проекта Конституции, трактующей не о национальном составе советского общества, а об его классовом составе? Ясно, что не стоит. Что касается прав наций и рас, входящих в состав СССР, то об этом говорится во второй, десятой и одиннадцатой главах проекта Конституции. Из этих глав явствует, что нации и расы СССР пользуются одинаковыми правами во всех сферах хозяйственной, политической, общественной и культурной жизни страны. Стало быть, не может быть и речи об ущемлении национальных прав.
Так же неправильно было бы заменить слово “крестьянин” словом “колхозник” или словами “трудящийся социалистического земледелия”. Во-первых, среди крестьян, кроме колхозников, имеются еще свыше миллиона дворов не-колхозников. Как быть с ними? Не думают ли авторы этой поправки сбросить их со счета? Это было бы неразумно. Во-вторых, если большинство крестьян стало вести колхозное хозяйство, то это еще не значит, что оно перестало быть крестьянством, что у него нет больше своего личного хозяйства, личного двора и т.д. В-третьих, пришлось бы тогда заменить также слово “рабочий” словами “труженик социалистической промышленности”, чего, однако, авторы поправки почему-то не предлагают. Наконец, разве у нас уже исчезли класс рабочих и класс крестьян? А если они не исчезли, то стоит ли вычеркивать из лексикона установившиеся для них наименования? Авторы поправки, видимо, имеют в виду не настоящее, а будущее общество, когда классов уже не будет и когда рабочие и крестьяне превратятся в тружеников единого коммунистического общества. Они, стало быть, явным образом забегают вперед. Но при составлении Конституции надо исходить не из будущего, а из настоящего, из того, что уже есть. Конституция не может и не должна забегать вперед. (…)
Италия-2

Как работал Сталин?

Анна Луиза Стронг - американская журналистка, написавшая множество книг и статей в поддержку СССР и коммунистического Китая. В 1920-х годах она вступила в Коммунистическую партию США. В 1921 году приезжала в Россию для оказания помощи голодающим Поволжья. Затем в качестве московского корреспондента информационного агентства «Интернэшнл ньюс сервис» несколько раз посещала СССР и встречалась со Сталиным. Но в 1949 году она была выслана из СССР как «американская шпионка». В 1950-х годах переехала в Китай, где прожила до конца жизни, пользуясь поддержкой китайского руководства. В своей книге «Диктатура и демократия в Советском Союзе» изданной в США в 1934 году она писала про Сталина:
«... Разрешите дать краткое описание того, как работает Сталин. Я наблюдала его при председательствовании на небольшой комиссии для разрешения вопроса в связи со внесенной мной жалобой. Он пригласил к себе всех тех, кого этот вопрос касался, и когда мы прибыли, то мы застали не только Сталина, но также Ворошилова и Кагановича. Сталин сел не во главе стола, а без формальности так, чтобы он мог видеть лица всех. Он начал беседу простым прямым вопросом, повторив сущность жалобы в одной фразе и спросив человека, на которого жаловались: «Зачем это надо было делать?»
После этого он говорил меньше всех. Случайная фраза, слово без всякого нажима; даже его вопросы были не столько требованиями ответа, сколько вмешательством для направления мысли говорившего. Но с какой быстротой все выявилось - все наши надежды, самолюбие, противоречия, все то, что мы делали друг против друга. Особенности характера людей, известных мне годами, и тех, кого я встретила в первый раз, выявились выпукло, яснее, чем я когда-либо их видела, и вместе с тем без всякой предубежденности. Каждый из них должен был принять участие в решении задачи, с ним надо было считаться. Дело, которое мы должны были сделать, и его направление стали ясными.
...Я вряд ли сознавала ту роль, которую сыграл Сталин, помогая нам прийти к решению. Скорее представлялось, что это кто-то, которому исключительно легко рассказывать, который понимает тебя с полуфразы и выявляет все это очень быстро. Когда все стало ясно, но не раньше и не позже, Сталин обратился к остальным: «Ну?». Слово одного, фраза другого составили нужное предложение. Кивок головы—все было принято единогласно. Казалось, что мы все приняли решение одновременно и единодушно. Это метод Сталина и его величие. Он превосходно разбирается в положениях, личностях и тенденциях. Благодаря этому, он - верховный объединитель воли многих».

В другой своей книге «Эра Сталина», изданной уже после его смерти, она писала про нашу страну:
"Они ушли уже далеко вперед от сталинской эпохи. Они анализируют прошлое для того, чтобы лучше строить будущее. Они знают, что всякий общественный прогресс оплачивается самой дорогой ценой: не только гибелью героев в боях, но и гибелью несправедливо осужденных. Они знают также, что все беды, пережитые ими в годы социалистического строительства под руководством Сталина, были ли они вызваны необходимостью, ошибками или преступлениями, неизмеримо меньше того зла, которое умышленно причинил им западный мир в период интервенции и гитлеровского вторжения. Меньше даже тех страданий, которые принесла им по вине США отсрочка открытия "второго фронта". Они исправят свои недостатки и без наших советов".
"Выразив официальные соболезнования "только официальные", как подчеркнула печать, правительство объявило, что должны быть приняты энергичные меры для того, чтобы воспользоваться ситуацией, возникшей в СССР; должны быть использованы все средства пропаганды и другие более решительные меры для поощрения раздоров внутри России и раскола между Советским Союзом и его сателлитами ("Уолл-стрит джорнэл" от 5 марта 1953г.)".

"Постоянная угроза войны, приближавшаяся старость, расширение личной власти, все большая напряженность в борьбе за лучшее будущее мира - таковы факторы, под воздействием которых Сталин становился все более деспотичным и самовластным. Однако в распространении "культа личности", который объявлен теперь корнем всех зол прошлого, обожествлявшийся повинен не в большей мере, чем обожествлявшие его. Сталин заявил: "Либо мы построим социализм, либо в ближайшие десять лет будем разбиты иностранными захватчиками. Обратившись к истории, нетрудно увидеть, что все другие лидеры - Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин - вели к поражению".

"В настоящее время невозможно дать окончательную оценку эры Сталина. Сталин - один из тех людей, которых судит история, чья деятельность становится более понятной лишь с течением времени. Во всяком случае, мы знаем о деятельности Сталина следующее: в 1928 году он выдвинул программу построения социализма в одной стране - в отсталой крестьянской стране, окруженной враждебным миром. Когда Сталин начинал свое дело, Россия была крестьянской, неграмотной страной; когда он кончил, Россия стала второй индустриальной державой мира. Сталину пришлось дважды решать задачу построения новой экономики: в первый раз еще до гитлеровского нашествия и во второй раз - после войны, в результате которой страна покрылась руинами. Сталин был организатором всей этой работы; вот почему он заслужил вечную славу".
Италия-2

К 75-летию ПОБЕДЫ.

Во время войны из США многие простые американцы направляли письма руководителю нашей страны и Верховному Главнокомандующему И.В.Сталину. Его авторитет во всём мире тогда был очень высок. Вот несколько таких писем:
Джозеф Кастродаль
6500 Авеню Горация
Детройт, Мичиган
2 декабря 1942 г.
Почтенному Иосифу Сталину, Верховному главе Русского народа,
Кремль, Москва, Россия.
Мой дорогой Иосиф -
Пожалуйста, примите мои 5 долларов в американской валюте в качестве моего рождественского подарка вашему замечательному и храброму народу. Россия выиграет эту войну, однако, не забывайте, что Россия должна бороться еще упорнее, чтобы выиграть мир. Послевоенный период 1918-1920 гг. не повторится. Россия должна контролировать все маленькие нации как отец, наблюдающий за большой семьей задорных детей, чтобы они не убили друг друга. Большая Четверка не смогла сохранить мир после войны номер один. Но после этой войны Россия должна создать эффективный и конструктивный постоянный мир в Европе и во всем мире.
Пусть мир, здоровье и веселье будут сопутствовать вам после этой войны.
Ваш искренний друг Джозеф Кастродаль.
Перевел Потрубач.
РГАСПИ. Ф. 628. Оп. 1. Д. 225. Л. 29. Копия. Машинописный текст. Перевод с английского.
ооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
Уважаемому Иосифу Сталину
Москва, Россия
Ваше Превосходительство:
Как уроженец России, родившийся в деревне Радостов Ковельского района Житомирской области, в еврейской семье, а в настоящее время гражданин Соединенных Штатов, я хочу выразить свою глубокую признательность за исключительно выдающийся вклад, который русская армия и народ под вашим руководством внесли в дело победы в войне.
В дополнение к взносам, которые я делал непосредственно здесь в Америке для Рашен Уор Релиф, я препровождаю при этом чек на сумму в 100 долларов, который Вы можете использовать по Вашему усмотрению.
В 1927 г. я вновь посетил место своего рождения, когда оно было частью Польши. В то время я наблюдал, что жители были русскими, а не поляками, и я искренне убежден, что эти люди были бы богаче, если бы эта местность продолжала оставаться частью вашей великой страны. Я горячо надеюсь, что при окончательном решении это место моего рождения вновь станет частью России.
Я люблю Соединенные Штаты Америки, где я проживаю с 1902 г., но следующей за Америкой, больше всего, я люблю Россию.
С искренними пожеланиями дальнейших успехов России и вашего личного благополучия, остаюсь
Уважающий Вас Самуэль Брилл. 17 декабря 1943 г.
Перевел Кузнецов.
РГАСПИ. Ф. 628. Оп. 1. Д. 405. Л. 18. Копия. Машинописный текст. Перевод с английского.

ооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
Конкорд, Калифорния. 12 ноября 1943 г.
Г-ну Сталину, Москва.
Дорогой друг:
Высоко ценя то, что Вы и храбрый народ России делаете для человечества и всего мира, я посылаю в этот исторический для нашего союзника и для нашей страны день, небольшую сумму, чтобы ваши дети могли купить цветы на могилу Ленина, а также оказать помощь какому-либо храброму бойцу, получившему увечье в сражении за справедливость и свободу для нас всех. Я являюсь верным другом Новой России, созданной советским правительством и сильно отличающейся от России 1902-1903 гг., где я провел 2 года на концессии на Чукотском полуострове в Северо-Восточной Сибири. Да, я знаю, чего Вы и ваше правительство достигли с тех пор, и я поздравляю Вас и тех, кто оказывает Вам поддержку в деле создания правительства для масс.
Я уже подхожу к концу своего пути - мне 80 лет и небольшую памятку, приложенную к письму, - маленькую фотографию я посылаю от всего сердца искреннего друга Иосифа Сталина, его семьи и правительства.
После того, как окончится война, и если Вы посетите США, пожалуйста, навестите нас в нашем доме, находящемся в 30 милях от Сан-Франциско в штате Калифорния.
Поздравляю! Желаю счастья! Успеха!
Ваш искренний друг Б. Джонс.
Перевел Потрубач. РГАСПИ. Ф. 628. Оп. 1. Д. 405. Л. 29. Копия. Машинописный текст. Перевод с английского.

ооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
Отель и квартиры Кеннебека
Лонг Бич, Калифорния.
12 июля 1944 г.
Мой дорогой г-н Сталин,
Я осмеливаюсь писать Вам, потому что мне 88 лет, и я обожаю Вас. Я люблю г-на Черчилля и г-на Рузвельта, но я думаю, что они оба слишком мягки для того, чтобы иметь дело с этими немецкими чертями. Я бы хотела, чтобы они передали Вам полный контроль в управлении ими немцами после этой войны. Я снимаю шляпу перед Вами и Русским Народом. Америка никогда бы не жила так богато, как сейчас, если бы не Вы и Храбрый Доблестный Русский Народ.
Я старая англичанка, но вся моя энергия идет на оказание помощи Русскому Военному Союзнику. Вы самый великий из 3х больших людей. Вы говорите мало, но как Вы выполнили работу! Вы можете научить дорогую старую Англию тому, как остановить эти дьявольские самолеты-снаряды, которыми был убит мой внук.
Я прилагаю при сем десять долларов - хотела бы, чтобы их было десять тысяч, - чтобы Вы купили себе сигар или папирос, если Вы курите, а если нет, то сделайте с ними то, что Вы найдете наиболее подходящим.
Не дайте возможности этим немецким чертям добраться до Вас. Они никогда не переживали вторжения. Оплатите им их же лекарствами.
Желаю Вам успеха и еще большей силы.
Уважающая Вас Маргарет Коффи.
Пожалуйста, г-н Сталин, передайте им, чтобы меня позвали посмотреть на русский пароход под командованием женщин, когда он опять будет в Южной Калифорнии. Это мое единственное желание перед моей смертью.
Уважающая Вас Маргарет Коффи.
Перевел Потрубач.
РГАСПИ. Ф. 628. Оп. 1. Д. 405. Л. 76. Копия. Машинописный текст. Перевод с английского.
Италия-2

Эмигранты за Сталина и против.

В одной из своих статей, написанных во время войны, бывший министр Временного правительства России П.Н. Милюков ответил живущему в США, - М.В.Вишняку, который остался на антибольшевистских позициях. Здесь приводятся выдержки из той статьи, которые актуальны и в наше время.

«По существу, мы все – антибольшевики. В этом заключается причина того, что мы должны были покинуть родину. Но в нашей среде появилась, по мнению Вишняка, особая группа «джингоистов» пробольшевизма. Прочтя его характеристику этого течения – и произведя испытание моей собственной политической совести – я должен был бы причислить себя самого к этой категории. «Гром победы раздавайся»: этой отличительной цитатой Вишняк хочет сразу дискредитировать своих противников. Что же? Мне тоже приходится цинически повторять: «Да! Гром победы раздавайся!» К негодованию Вишняка, «джингоисты», по своей упрощенной логике, требуют от него выбора: «Вы не за Сталина? – Значит вы за Гитлера». Грешен я и в этом. Бывают моменты – это еще Солон заметил и в закон ввел, – когда выбор становится обязателен. Правда, я знаю политиков, которые, по своей «осложненной психологии», предпочитают в этих случаях отступить на нейтральную позицию. «Мы ни за того, ни за другого». К ним я не принадлежу. Сопоставляя старую «правду» со своей новой, «джингоисты» по наблюдению Вишняка, изыскивают смягчающие обстоятельства прошлой деятельности (советской) власти. Это сказано слишком обще. Какой «деятельности» и в каком «прошлом»? Но я готов признаться и в этом. Когда видишь достигнутую цель, лучше понимаешь и значение средств, которые привели к ней. Знаю, что признание это близко к учению Лойолы. Но что поделаешь? Ведь, иначе пришлось бы беспощадно осудить и поведение нашего Петра Великого».
На заявление Вишняка: «Не будь обеспечен у Гитлера тыл на востоке, вероятно, вся картина мира была бы не той, какой она стала после соглашения 23 августа 1939 года, в значительной мере вследствие этого соглашения. Правящая советская клика своим дипломатическим искусством способствовала восхождению к власти наци и победоносному продвижению их по всему миру», Милюков возражает: «Читаешь, и не веришь глазам. «Восхождение к власти наци» произошло раньше 1939 года. Западные демократии также разоружились раньше и далеко не закончили к 1939 году своего перевооружения. Их решение вступить в войну с Германией было принято добровольно уже после заключения советско-германского договора 23 августа. Это все – общеизвестные факты. Неужели же Вишняк хотел бы, чтобы вся тяжесть союзной войны против могущественной армии Гитлера легла тогда, как отчасти происходит и теперь, на одну недовооруженную еще Россию? В чем же провинился тут Сталин? В том ли, что он предпочел нейтралитет и тем выиграл еще полтора года для подготовки к войне, которую считал неизбежной?.. Что пакт не был направлен против демократий, доказывается спорным отказом советской дипломатии на неоднократные попытки германцев расширить значение пакта в направлении активного сотрудничества. Если «карта мира», в отсутствии России, оказалась иной, нежели ожидали демократические государства, то причины этого надо искать в их собственной политике, а не в политике СССР, их будущего союзника. Если СССР обнаружил тут больше «дипломатического искусства», то это не его вина, а заслуга, и хорошо, что Вишняк не был при этом дипломатическим советником».
И далее, по другому поводу:
«Утверждать, что «правящая клика» ни при чем в теперешнем положительном настроении к ней армии и населения, и что отношение к власти сплошь «остается враждебным», значит, присоединиться к ожиданиям неприятеля, тоже «не сомневающегося», что народ восстанет против правительства и режима при первом появлении германских штыков. В действительности, этот народ в худом и хорошем связан со своим режимом его уже четвертьвековой давностью. Огромное большинство народа другого режима не знает. Представители и свидетели старого порядка доживают свои дни на чужбине, а идеологи неоправдавшихся иллюзий, увлекшись народом в начале, тщетно ждали крестьянского восстания как раз в голодные годы коллективизации.
Но надо идти дальше. Народ не только принял советский режим, как факт. Он примирился с его недостатками и оценил его преимущества. Н.С. Тимашев прав в своем утверждении, что поворот Сталина к национализму, его пропаганда «зажиточной» жизни, его уступки в хозяйственной сфере, – прибавлю еще – и его ухаживание за «беспартийными», – свое действие произвели. Нельзя отрицать наличия устрашающих мер, применяемых не одними большевиками, для поддержания дисциплины в страшной обстановке военной борьбы. Но сам Вишняк отказывается объяснить ими «чудеса храбрости», обманувшие ожидания наших врагов. Когда некоторые русские люди под впечатлением таких же ожиданий, пошли вместе с германцами «освобождать» Россию от ее режима, они получили, по их невольным признаниям «оттуда», целый ряд бесспорных данных, подтверждающих их недоверие к утверждениям Вишняка и германцев о ненависти народа к режиму. Приведу некоторые из самоновейших показаний этих очевидцев. Беру их из такого компетентного источника, как «Парижский Вестник», издающийся русскими германофилами.
Вот выражения недоумения при первой встрече русских эмигрантских «освободителей» с «подлинной Россией». «Конечно, в них (русских солдатах) есть много поначалу для нас непонятного, и нужно сказать, что условий русской жизни мы не знали совсем и на внутрирусские политические темы спорить с ними трудно. Приходится, развесив уши, их слушать, делая вид, что все равно знаешь – и быстро находить выход из положения. Никакой теорией их не забьешь. Нужно знание жизни. Наши прежние, старые солдаты бродят среди них (молодых советских солдат), как потерянные и чувствуют над собою их превосходство» («Парижский Вестник», № 9).
После первого момента растерянности следует постепенное признание и сдача перед развернувшейся действительностью. Да, – соглашаются эмигрантские наблюдатели, – «народ изменился, стал гораздо развитее, сообразительнее». «Советчина для них все. Она их вывела в люди, и они ничего другого не хотят». («Парижский Вестник», № 8).
В смысле умственного развития русские люди значительно и выгодно отличаются от дореволюционных. Гораздо больше развиты (№ 10).
Не знаю, повторит ли Вишняк свое неосторожное восклицание «при чем тут правящая советская клика? Пусть, прежде всего, справится у своего соседа Н.С. Тимашева. В числе «факторов силы» тут указано: «В первую мировую войну Россия вышла, имея только 40 проц. грамотных в населении старше 10 лет. В эту войну Россия по данным переписи 1939 года, вошла с 81 проц. грамотных, неграмотные сохранились только среди старших возрастных групп, а бойцы Красной армии сплошь грамотны». Мы видели, что они не только грамотны, но и развиты. Здесь я иду дальше Н.С. Тимашева в оценке среднего уровня образования, особенно профессионального и военного. Русский экономист Юрьевский (в издававшемся нами сообща с М.В. Вишняком журнале), вычислил, что новый персонал управления, подобранный Сталиным, составляет 14,3 проц. населения, что он сильно возрос сравнительно с 1924 г. соответственно усложнившимся функциям, взятым на себя государством, и что подбор этот заменил старые необученные кадры и состоит из прошедших профессиональные школы работников по разным отделам управления промышленности, торговли, образования, гигиены и т.д. Это уже не похоже на управление дореволюционных земских начальников.
В частности, «при чем советская клика» в успехах армии? На феноменальное неведение Вишняка в этой области я хочу ответить свидетельством немецкого специалиста, добросовестно переведенным в русской газете, издаваемой в Берлине («Новое Слово»). Автор статьи в руководящей идеологической газете ударников, говорит следующее: ««Европейцу кажется невероятным, что советские солдаты дают гнать себя на верную смерть. Столь же невероятно, что они, несмотря на свою рабскую психику, являют примеры полного презрения к смерти. В чем коренится их упорство? Непостижимо, чтобы люди, которые в повседневной жизни прозябают на низшей ступени и потребности которых устрашающе примитивны, что эти самые люди в состоянии справиться с очень сложными машинами, станками и инструментами, что они умеют обращаться с современным вооружением, которое они сами же в состоянии производить. Примечательно, что они вообще сумели наладить производство этого вооружения. Удивительно, что они как-то поставили на рельсы нужный для этого производства гигантский аппарат управления. Вот это – приводящее в изумление достижение. Объяснить его, равно, как поведение советского солдата в бою, только массовым рабством, – нельзя, ибо руками рабов можно прорыть каналы, но нельзя создать военной индустрии. Приходится признать в советском человеке нечто, похожее на силу веры» и т.д.
Итак, «упорство» советского солдата коренится не только в том, что он идет на смерть с голой грудью, но и в том, что он равен своему противнику в техническом знании и вооружении, и не менее развит профессионально. Откуда же получил он эту подготовку? Откуда, как не от «советской клики»? С другой стороны, немецкий наблюдатель принужден признать в советском человеке и какую-то силу веры, его вдохновляющую. Может быть, и тут кое-чему его научила «советская клика». Недаром же от всех советских граждан, попадающих в атмосферу менее «примитивной» культуры, мы постоянно слышим упорное утверждение, что Россия – лучшая страна в мире».

Газета «Русский патриот». Париж 11 ноября 1944 года
Италия-2

Был ли Сталин антисемитом?

Если верить грузинскому меньшевику Раждену Арсенидзе, то о евреях Сталин неприязненно высказывался ещё в 1905 году, на встрече с бакинскими рабочими. «Ленин, — говорил Коба, — возмущен, что бог послал ему таких товарищей, как меньшевики! В самом деле, что это за народ! Мартов, Дан, Аксельрод — жиды обрезанные. Да старая баба В. Засулич. Поди и работай с ними. Ни на борьбу с ними не пойдешь, ни на пиру не повеселишься. Трусы и торгаши!..»
Источник: Из воспоминаний о Сталине // Новый журнал. Нью-Йорк, 1963. №72. С. 221

Но кто такой Арсенидзе? Это меньшевик, грузинский националист, в 1918 году министр юстиции в независимом правительстве Грузии. После установления советской власти в Грузии эмигрировал. Во время «холодной войны» сотрудничал с радио «Свободная Европа». Нельзя назвать его воспоминания независимым источником.
Указывая на преобладание евреев в меньшевистской фракции Лондонского съезда РСДРП, Сталин писал: «…Не менее интересен состав съезда с точки зрения национальностей. Статистика показала, что большинство меньшевистской фракции составляют евреи (не считая, конечно, бундовцев), далее идут грузины, потом русские. Зато громадное большинство большевистской фракции составляют русские, далее идут евреи (не считая, конечно, поляков и латышей), затем грузины и т. д. По этому поводу кто-то из большевиков заметил шутя (кажется, тов. Алексинский), что меньшевики – еврейская фракция, большевики – истинно-русская, стало быть, не мешало бы нам, большевикам, устроить в партии погром.
А такой состав фракций не трудно объяснить: очагами большевизма являются главным образом крупнопромышленные районы, районы чисто русские, за исключением Польши, тогда как меньшевистские районы, районы мелкого производства, являются в то же время районами евреев, грузин и т.д.»
Источник: «Лондонский съезд РСДРП (записки делегата)». Газета “Бакинский Пролетарий” №№ 1 и 2; 20 июня и 10 июля 1907 г. Подпись: Коба Иванович.
Но и тут была шутка над евреями не самого Сталина, а другого делегата съезда.

Н.С. Хрущев в своих воспоминаниях писал, что якобы Сталин в частных разговорах, когда дело касалось евреев, передразнивал их говор:
«Вообще большим недостатком, который я видел у Сталина, было неприязненное отношение к еврейской нации. Он вождь, он теоретик, и поэтому в своих трудах и в своих выступлениях он не давал и намёка на это. Боже упаси, если бы кто-то сослался на его разговоры, на его высказывания, от которых явно несло антисемитизмом.
Когда ему приходилось говорить о еврее, он всегда разговаривал от имени еврея со знакомым мне утрированным произношением. Так говорили несознательные, отсталые люди, которые с презрением относились к евреям, коверкали язык, выпячивали еврейские отрицательные черты. Сталин это тоже очень любил и у него выходило неплохо».
/Никита Хрущёв. Воспоминания/.

И, действительно, у Сталина нет ни одного высказывания в официальных его выступлениях или в документах, которое можно было бы назвать антисемитскими. Наоборот, он часто клеймил антисемитов. Его близкие родственники были в браке с евреями. У его дочери Светланы первый поклонник был кинорежиссер Алексей Каплер. Сорокалетний Каплер был женат, у него было много любовниц, поэтому Сталин, естественно, не хотел такого зятя или любовника своей дочери. Говорят, что Каплера через работников госбезопасности не раз предупреждали, чтобы он перестал кружить голову 16-летней девушке. Каплер этих советов не слушал и оказался в ссылке в Воркуте на 5 лет. Но, наверное, не как еврей, хотя это и было грубым нарушением социалистической законности. А Светлана за это время вышла замуж за Григория Морозова, тоже еврея и у них родился сын. Говорят, что Сталин своего зятя за эти годы ни разу увидеть не пожелал, а молодые прожили вместе около 4-х лет и развелись, но на судьбе Морозова это никак не отразилось, он в 1949 году окончил МГИМО и получил работу в МИДе СССР, а 1960-х годах преподавал на кафедре международного права МГИМО.
Сталин хорошо разбирался в еврейском вопросе. Ещё в 1913 году в статье “Марксизм и национальный вопрос” он писал: “...вопрос о национальной автономии для русских евреев принимает несколько курьёзный характер — предлагают автономию для нации, будущность которой отрицается, существование которой нужно ещё доказать!”
Но в 1934 году на Дальнем Востоке, на свободных землях была создана еврейская автономная область. 28 мая 1934 года Михаил Калинин на встрече с еврейскими активистами Москвы заявил, что преобразование области в республику — это вопрос времени и что правительство видит в этом проекте национальное еврейское государство. В США в 1935 году был образован Американо-Биробиджанский комитет, помогавший еврейским переселенцам. В 1945—1948 годах в область поступало продовольствия из США. В 1947 году в Биробиджане была открыта синагога, расширено преподавание языка евреев, а работницам биробиджанской швейной фабрики разрешили не работать в Йом-Киппу.
У Молотова была, в отличие от Хрущева, другая точка зрения:
«Сталин не был антисемитом, как его порой пытаются изобразить. Он отмечал в еврейском народе многие качества: работоспособность, спаянность, политическую активность. У них активность выше средней, безусловно. Поэтому есть очень горячие в одну сторону и очень горячие в другую. В условиях хрущёвского периода эти, вторые, подняли голову, они к Сталину относятся с лютой ненавистью. Однако в царских тюрьмах и ссылках их не так много было, а когда взяли власть, многие сразу стали большевиками, хотя большинство из них были меньшевиками»
Источник: /Вячеслав Молотов. Из дневника Ф. Чуева/.

И некоторые евреи считают, что всё-таки Сталин не был антисемитом:
«После конфликта с Троцким руководитель Советского государства начал очищать партию и правительство от сионистов, поняв, как опасна их идеология и игры. К сожалению, началась вторая мировая война, во время и после окончания которой Сталин не мог продолжать эту борьбу, каждую минуту занимаясь проблемами армии, экономики, ликвидацией разрухи. Но, понимая всю разрушительность сионизма, Сталин, тем не менее, признал Израиль, видимо, желая, чтобы евреев в России стало меньше».
/Доктор Шаабан Хафез Шаабан. “Кто освободит эти страны от сионистских мудрецов”. 1998/.

Видимо, Сталин отличал евреев-коммунистов, от евреев-националистов.
«17 и 18 мая 1948 г. Т. Хейфиц направил две записки в ЦК ВКП/б/, в которых сообщал, что в ЕАК во всё возрастающих количествах обращаются люди с просьбой поехать в Палестину “...для участия в борьбе с агрессорами и фашистами”... Предлагалось на добровольные пожертвования построить эскадрилью самолётов и назвать её “Иосиф Сталин”. В некоторых случаях аналогичные письма, поступавшие из провинции, стали пересылать “в УМГБ по месту жительства».
С приездом в СССР в сентябре 1948 г. первого израильского посла Голды Меир, её появления на улицах Москвы, посещения синагоги, Госета превращались в демонстрации тысяч советских евреев. Именно в это время И. Фефер сказал жене: «Они нам этого никогда не простят».
/А. Вайсберг. “Новые источники по истории Еврейского антифашистского комитета в СССР”. 1992/

Константин Симонов вспоминал: «Когда начали обсуждать роман Ореста Мальцева «Югославская трагедия» И.В. Сталин резко спросил: «Почему Мальцев, а в скобках Ровинский? В чём дело? До каких пор это будет продолжаться? В прошлом году уже говорили на эту тему, запретили представлять на премию, указывая двойные фамилии. Но, видимо, кому-то приятно подчеркнуть, что это еврей. Зачем это подчёркивать? Зачем это делать? Зачем надо насаждать антисемитизм? Кому это надо? Раздражённая тирада Сталина на меня лично произвела сильное впечатление. По разным поводам я сталкивался в разговорах с людьми разных поколений с мнением, что Сталин не любит или, во всяком случае, недолюбливает евреев; сталкивался и с попытками объяснить это многими причинами, начиная с его отношения к Бунду и кончая приведением списка его основных политических противников, с которыми он в разное время покончил разными способами, списка, во главе которого стояли Троцкий, Зиновьев, Каменев и многие другие сторонники Троцкого и левые оппозиционеры».
/Константин Симонов. Глазами человека моего поколения. 1988/.
Но, где же здесь антисемитизм? Наоборот, зная, что как раз в народе ещё жив антисемитизм, Сталин и возмутился: «Но, видимо, кому-то приятно подчеркнуть, что это еврей. Зачем это подчёркивать? Зачем это делать? Зачем надо насаждать антисемитизм?» Тут не совсем понятно, кто это подчёркивал: евреи или антисемиты? Во всяком случае, книга Мальцева "Югославская трагедия" была издана в 1952 году и удостоена Сталинской премии.

Что в народе был жив ещё антисемитизм подтверждает и Троцкий:
«Дело зашло так далеко, что Сталин оказался вынужден выступить с печатным заявлением, которое гласило: “Мы боремся против Троцкого, Зиновьева и Каменева не потому, что они евреи, а потому, что они оппозиционеры и пр.”. Для всякого политически мыслящего человека было совершенно ясно, что это сознательно двусмысленное заявление, направленное против “эксцессов” антисемитизма, в то же время совершенно преднамеренно питало его. “Не забывайте, что вожди оппозиции — евреи”, таков был смысл заявления Сталина...»
/Л. Троцкий. Термидор и антисемитизм/.

Троцкий выставляет события так, что, якобы, оппозиционеров снимали с партийных постов не как оппозиционеров, а как евреев:
«После перехода Зиновьева и Каменева в оппозицию положение резко изменилось к худшему. Теперь открылась полная возможность говорить рабочим, что во главе оппозиции стоят три “недовольных еврейских интеллигента”. По директиве Сталина Угланов в Москве и Киров в Ленинграде проводили эту линию систематически и почти совершенно открыто. Чтоб легче демонстрировать перед рабочими различие между “старым” курсом и “новым”, евреи, хотя бы и беззаветно преданные генеральной линии, снимались с ответственных постов. Не только в деревне, но даже на московских заводах травля оппозиции уже в 1926 году принимала нередко совершенно явный антисемитский характер. Многие агитаторы прямо говорили: “Бунтуют жиды”.
/Л. Троцкий. Термидор и антисемитизм/.

На самом деле в то время антисемитизм в народе поощрять вовсе не требовалось.
Из сводки ОГПУ о проявлениях антисемитизма:
Московская губерния. 28/Х. Наблюдается широкое распространение антисемитского настроения среди рабочих Машиностроительного завода им. Ильича (б. Михельсон), рабочих - 600 человек. Особенно резкий антисемитизм проявился во время лекции прикрепленного к заводу студента Гольденгорна, по адресу которого раздавались выкрики: "везде жиды управляют русскими, зачем ты, жид, приехал в Москву разводить агитацию".
Донбасс. На Горловском руднике № 1 Артемовского округаа отмечено недовольство рабочих на то, что среди студентов-практикантов преобладают евреи. Рабочие по этому поводу говорят: "Смотри, на наши деньги учится не наш брат, а вот кто. Будет над нами начальство - евреи. Посмотри-ка, много их на производстве? Безусловно, меньше, чем русских, начальством будут только жиды".
Житомирский округ. Среди безработных сильно развит антисемитизм. Многие указывают на то, что теперь "царство жидов, посмотришь по учреждениям, и просто дивишься, куда девались русские и откуда понабралась такая масса жидов. Ждем не дождемся, когда страна оживет вновь и бразды правления перейдут в руки русских". 18 сентября группа демобилизованных красноармейцев из дома безработных, напившись на базаре, по дороге в военкомат для регистрации, избила несколько евреев, а также комвзвода Донецкого полка. Другая группа безработных – демобилизованных красноармейцев, возвращаясь пьяными с базара, также избила одного еврея с криками "бей жидов, спасай Россию", и когда милиционер, намеревался арестовать хулиганов, те избили и милиционера. А один из безработных разъезжал на извозчике в пьяном виде и кричал: "Да здравствует война - бей жидов, спасай Россию".

До конца 40-х годов отношение к Сталину большинства евреев в СССР и в мире было всё-таки положительным. Но после начала компании против «космополитов» и «дела врачей» отношение изменилось. В феврале 1953 года в Израиле членами националистического «Црифинского подполья» на территории советского посольства была взорвана бомба. Вот как некоторые религиозные евреи описывают то время:
«За железным занавесом евреи всего мира отмечали весёлый праздник Пурим. В Нью-Йорке, в центральной синагоге Хабада, шёл праздничный фарбренген. Ребе говорил слова Торы. Неожиданно, без всякой связи с предыдущим, Ребе стал рассказывать историю об одном еврее, который, как-то приехав в Петербург по делам, очутился в толпе в тот момент, когда по улице проезжал царь Павел I. Народ, приветствуя царя, громко кричал “ура! ура!”. Герой рассказа был простым человеком из местечка, плохо понимал русский язык и не знал, что такое “ура”. Он подумал, что кричат “гу ра”, означающее “он — плохой”, и, дабы не выделяться из толпы, стал вместе со всеми громко кричать “гу ра! гу ра!”. А через несколько дней царь Павел умер. На него было совершено покушение. “Поэтому, — предложил Ребе, — давайте и мы сегодня, как тот еврей, вместе прокричим: “гу ра!”. Присутствовавшие были в полном недоумении. Какая странная история. Почему Ребе рассказал её сейчас? Никто ничего не понимал, но Ребе просит — и тысячи хасидов и гостей, собравшихся на фарбренген, громко скандировали “гу ра! гу ра!..”.
Сталин умер через 3 дня после Пурима. Удар случился с ним в Пурим...»
/“Лехаим”. Московская религиозная еврейская община “Марьина роща”. 1994, № 27/.
Италия-2

Записки украинского буржуя

Эти записки вышли в конце 1919 года на русском языке в Париже, под заголовком: «Больше правды, чем фантазии» за подписью - Марк Г-ъ. В них автор с нескрываемым юмором описал свою жизнь с 1914 года по 1919-й год. Здесь помещена заключительная глава тех записок


«… Мы жили в немецкой Украине. Немцы забирали хлеб, сало, сахар и прочие мелочи. Расплачивались и быстро отправляли всё в Германию. Солдаты приехали худые, но скоро растолстели. Не забывали также своих жен, деток, близких и дальних родственников и посылали домой муку, масло, яйца, чай, кофе и прочее.
Украинская рада прилежно заседала, число фракций увеличилось, партии спорили и очень скоро «достукались».
На съезде «хлиборобов» кто-то крикнул «хотим Гетмана!» и все хлеборобы потребовали Гетмана. По щучьему велению и немецкому хотению, явился Павло Скоропадский и назвал себя Гетманом всей Украины, а социалистическая Рада приказала долго жить.
Буржуи обрадовались. Рада хотела забрать землю без выкупа, а гетман сам был крупный помещик и вообще не ученик Карла Маркса.
По совету немца, Скоропадский хотел создать национальную армию. Это ему однако не удалось и пока что он завел придворный военный оркестр. Когда у гетмана в саду играли (его царствование совпало с летним временем), то публика знала, что у Его Светлости парадный обед.
В Киеве появились знакомые лица: царские генералы, важный губернатор и толстый полицеймейстер. Скоро в Советской России узнали, что на Украине хорошо и к нам стали приезжать знатные беженцы. Москвичи рассказывали, как сумасшедший Дзержинский и садист Петерс вызывали их в чрезвычайку, но им удалось бежать. Петербуржцы передавали, что садист Урицкий подписал ордер арестовать их, но Бог не без милости и какой Киев чудесный город.
От поры до времени в Киеве нарушалось спокойствие неприятными инцидентами вроде взрыва на Зверинце, но немцы в данном случае быстро оцепили место катастрофы, а гетман учредил комитет в пользу пострадавших.
Нас стали бояться и уважать. Советская Россия предложила Украине мир и прислала делегатов. В Киеве имеется педагогический музей. Над ним красуется надпись: «на благо русского народа». В этом здании состоялась мирная конференция и мирный дележ Империи. «Наш» Шелухин говорил по-украински, а «их» Раковский по-русски. Переводчики дословно переводили, но делегаты их не слушали, ибо раньше уже понимали друг друга в оригинале.
Шелухин доказывал исторически, географически и этнографически, что «Курщина з пикон вика» его, а Раковский парировал, что никакой Курщины никогда и не было. Была, есть и будет Курская губерния, и он, Раковский, по происхождению болгарин, румын или цыган, своих коренных русских Украине не уступит. Этот государственный вопрос нас особенно интересовал и мы его часто вентилировали. Дело в том, что у нас было под Курском имение и Ленин его национализировал.
Мы волновались, кто кого положит на лопатки: Шелухин Раковского или, к несчастью, наоборот. Раковский был наш враг вообще, а по этой статье в квадрате. Мы считали, что должна быть «Курщина», доколе в Москве будет Совнарком. Немцы в этот вопрос не вмешивались. Им это было безразлично. Они все еще вывозили хлеб и в свою очередь привозили галстуки, пуговицы, граммофоны и ремингтоны made in Germany. Их товары имели ярлык: «вот тебе Боже, что мне не гоже!». Обмен был своеобразный, благодаря чему жизнь у нас невероятно вздорожала. Каждому обывателю пришлось носить при себе объемистый бумажник и большой кошелек.
Деньги были различные: царские, думские, керенки, карбованцы, шаги, германские марки, острубль и австрийские кроны. Торговки и извозчики различали валюту не хуже банкиров и даже узнавали, какие бумажки фальшивые. Большей частью это было одесского производства.

Казалось, что гетманщина будет длиться веками и только через 303 года к Скоропадскому XIII снова приедут в вагон монархисты Гучков и Шульгин и скажут:
«Ваша Светлость! отрекитесь от престола. Народ восстал и отдает себя в руки Керенского ХIII. Это еще молодой и неопытный юрист, но великий оратор и имеет благие намерения!»
Так казалось, а вышло иначе. Хлеборобы разочаровались в гетмане. Крестьяне считали помещичью землю уже своей, а паны ее забрали. Тогда крестьяне еще раз обмерили свой «шматок» земли и окончательно убедились, что в каждой семье больше ртов, чем десятин. Это их не устраивало. Самостийники заявили, что когда военный оркестр играет, то у гетмана за обедом кацапы о чем-то шушукаются. Федералисты заявили, что они готовы были жить с москалями по-соседски, но гетман переборщил.
Рабочий класс тоже роптал. Он превратился в героя, «Анатэмы»: «вчера просил у Бога селедку, а сегодня ему мало короны». Население оказалось неблагодарным, ибо край обязан гетману спокойствием в течении нескольких месяцев. Жаль, что Скоропадский не помнил:

«...Чем ближе
Цель гетмана, тем тверже он
Быть должен властью облечен,
Тем перед ним склонится ниже
Должна вражда...»

Не было сильной власти. Этим воспользовался честолюбивый атаман Петлюра, съездил в Белую Церковь и спросил сичевиков:
— «А что, хлопцы, есть еще порох в пороховницах?»
— «Есть, батько!»
— «Ну так гайда в Киев!»
Снова Киев и край переживали кошмарные дни. «Не приведи Бог», писал в свое время Пушкин: «видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердные, коим и своя шейка копейка, а чужая головушка полушка».
У немцев уже были домашние неприятности: они потеряли войну и Вильгельма.
Лейтенанты побросали свои монокли, ходили как опущенные в воду; они говорили: «Наша хата с краю. Держитесь сами с паном Петлюрой. Нашим солдатам надоело уже стрелять. Они хотят nach Hause! Guten Tag!». Гетман бежал и гетманщина прекратилась.

Я тоже решил, что «треба утикаты». Хорошо было бы, как в доброе старое время, съездить в Ниццу отдохнуть, но это был сон в зимнюю ночь. «Недорезанному буржую» надо было выбраться куда-нибудь и как-нибудь. По злой иронии судьба забросила моих антантисток, жену и дочь, в Берлин. Я решил тоже туда пробраться.
Тронулся в путь!
Когда-то спальный вагон шел из Киева в Берлин 32 часа. Тогда были реакционные монархии и бюрократические формальности на границах, теперь же и тут, и там демократические республики, и я полагал, что через сутки буду в Берлине.
Через сутки я сидел уже в Боярке, на второй станции от Киева. Впереди стояли петлюровцы, сзади добровольцы, бежавшего гетмана. И те, и другие стреляли в середину и попадали в мой поезд. Действительность превзошла фантазии Жюль-Верна, Майн-Рида и Фламмариона. Зато я стал знаменитостью. Напрасно даже завидую теперь славе американского Марк-Твэна. Мои знакомые до сих пор еще не верят, что я жив. Одни говорять: «бросьте! мы доподлинно знаем, что беднягу выволокли в Жмеринке из вагона и повесили». Другие, знающие ближе мою психику, утверждают, что я скончался в Боярке от разрыва сердца, до того еще, как меня «трах-тарраррах». Не знают только, в качестве кого я погиб: как буржуй или жид. Полагают, что за то и другое».
Италия-2

Если бы не Сталин …

Издававшаяся в Германии, русская эмигрантская еженедельная газета «ВРЕМЯ», 28 января 1924 года на первой полосе опубликовала статью своего политического обозревателя под заголовком: «Кончина В.И. Ленина». Обозреватель газеты считал, что в нэповском СССР власть непременно вернётся к буржуазии. Но уже через пять лет И.В. Сталин свернул НЭП и новыми потрясениями развернул страну к социализму.


«Политическому обозревателю приходится дважды поминать В.И. Ульянова-Ленина. Фактически верховный правитель России перестал им быть ещё год тому назад, когда болезнь его приняла явно неблагоприятный для его жизни оборот. О личности покойного диктатора, и его значении в пределах русской революции и государственности, придётся вынести заключительный приговор лишь последующим поколениям.
Не выяснена окончательно и поныне, например, личность и значение Робеспьера в пределах революции французской. Все суждения о Ленине, все выводы из его революционной и правящей деятельности, в настоящий момент могут носить лишь характер временной и неполной оценки, к которой придётся возвращаться в ближайшие недели и месяцы, когда борьба за замещение Ленина в пределах созданной им системы займёт центральное место в среде его бывших сотрудников и противников.
Что такая борьба разовьётся – в этом не может быть сомнения. Вернее говоря – продолжение этой борьбы. Ибо не может быть сомнения, что политический момент, поднявший Ленина на гребни волн русской революции и его понимание русской жизни – одно, развитие же этой жизни оказалось совсем иным. Между идеями освобождающего Россию и Человечество коммунизма, своеобразно и в корне неверно истолкованного Маркса, и нынешним состоянием России на исходе седьмого года Ленинизма – ничего общего нет, несмотря на логическую последовательность, связывающую своеобразную национализацию с весьма не оригинальным Нэпом.
Нэп – этот период накопления, совпадающий с заключительной эпохой всеобщей материальной и духовно-культурной пролетаризации, полученной Россией в наследство от самодержавия и большевизма – является ныне действительным заместителем Ленина. Со смертью диктатора и связанным с этой смертью престижем знаменосца – действительным преемником станет исключительно капитал. Отныне капиталист и буржуй имеет возможность сбросить маскарадный костюм и совершенно открыто сжечь красный флаг, стыдливо прикрывающий буржуазную контрабанду.
Споры в среде коммунистической партии, представляющей собою в настоящее время лишь общество взаимного обеспечения сохранения политической власти в России, в результате смерти Ленина особого интереса не представляют. Вероятнее всего, что разложение в коммунистической семье, начавшееся с момента с политической смерти вождя, пойдёт более быстрым путём после смерти физической. Не менее вероятно и то, что «хозяйственники» в партии и примазавшиеся к ней не сочтут необходимым «хранить свое лицо» и впредь, и темп экономической политики окажется более ускоренным. Конечно, в смысле создания возможности приложения частной инициативы и капитала, расширения области внешней торговли и привлечения иностранного капитала к делу восстановления хозяйственной жизни страны.
Нечего терять слов по поводу того, что всё это означает период борьбы за ликвидацию всего, что по недоразумению называлось российским коммунизмом. Борьба эта будет более жестокой, но вместе с тем и более результативной уж потому, что борющимся в Кремле группам не придётся оглядываться на Ленина, имя которого всегда сдерживало бойцов враждующих друг с другом и поощряло их в момент борьбы с т.н. контрреволюционерами, саботажниками буржуями и социал-предателями. Общественно-политические результаты этой борьбы, что касается России, получатся те же, что были бы и при Ленине, с той разницей, что они наступят намного быстрее. Физическая смерть диктатора первого периода большевизма принципиально ничего не изменяет. Для суждения о том, был ли он великим организатором, принесшим России великое благо или великое зло, был ли он только великим разрушителем и тормозом для свободного развития нашей родины – нашему поколению недостаёт объективности. Великий народ, смеем думать, выйдет на настоящий путь своего государственного творчества и против Ленина, и без Ленина.
Италия-2

Выдающийся изобретатель о Сталине.

Никола Тесла – известный изобретатель в области электротехники, родился и вырос в Австро-Венгрии, в последующие годы работал во Франции, в 1891 году получил американское гражданство. Он широко известен благодаря своему вкладу в создание устройств, работающих на переменном токе, позволивших совершить так называемый второй этап промышленной революции. Его открытия имели большое инновационное значение, а в США по известности Тесла мог конкурировать с любым изобретателем или учёным. Никола Тесла в своих мемуарах, написанных во второй половине 30-х годов, несколько раз с большим уважением упомянул Сталина и СССР. Он писал:

«Я внимательно слежу за тем, что происходит в России. Стараюсь получать сведения не только из газет, которые врут сплошь и рядом, но и от очевидцев. Я приветствовал русскую революцию, которая установила принципы справедливости на одной шестой части земного шара. Перед Советским Союзом стояло и стоит невероятное количество трудностей, но страна их преодолевает. Русским повезло – у них есть социализм и Сталин. Счастлив народ, который имеет мудрого вождя. Я завидую русским и сочувствую моим соотечественникам, которыми правят трое случайных людей. Только под руководством мудрого и сильного правителя народ способен творить великие дела. В Советском Союзе что ни дело, то великое свершение.
Меня приглашали на работу в Советский Союз, но сейчас я слишком стар для переездов и привыкания к новым местам. Но если бы было можно повернуть время вспять и вернуться на полвека назад, то я бы, ни секунды ни раздумывая, послал бы Бэтчелора с Эдисоном к чертям и уехал бы в Москву. В моей небольшой домашней библиотеке на самом почетном месте стоит сборник статей об Октябрьской революции, подаренный мне послом Советского Союза в Соединенных Штатах Сквирским. Я часто перечитываю его и с любовью думаю о стране, в которой уже вряд ли смогу побывать. Возраст имеет множество преимуществ и два недостатка – слабеет здоровье и все чаще приходится говорить себе: «Этого я уже никогда не смогу» или «Этого я уже никогда не успею». Возможно, что если бы у меня были бы дети и внуки, то ради их счастья я решился бы на переезд в Советский Союз и в восьмидесятилетнем возрасте, но ради себя одного уже не решусь. Я сказал когда-то Сквирскому: «Что толку тащить старые кости через океан? Переезжать стоит пока молод, чтобы принести новой родине как можно больше пользы, а не быть для нее обузой».
Я верен своим принципам. Если для советского народа мне ничего не жалко, то на все предложения, поступающие от немцев (ко мне обращаются то от имени Ленарда, то от имени Планка Штарка, и др.), я отвечаю категорическим отказом. Честно сказать, меня удивляет немецкая настойчивость, происходящая не столько от силы характера, сколько от твердолобости. Что такое нынешняя Германия я хорошо представляю. Достаточно послушать то, что рассказывает о причинах, побудивших его к эмиграции Альберт Эйнштейн. Мы можем расходиться во мнениях с Эйнштейном в научных вопросах, но не в политических. Германия и Япония заключили пакт против Советского Союза. Это вызывает тревогу. Но я уверен, что во всем мире нет силы, способной одолеть Советский Союз. Если даже сразу после революции не смогли одолеть, то уже никогда не одолеют.
Работая сейчас с Вэном, я прекрасно понимаю, в какой сфере в первую очередь будут использованы результаты этой работы. Все мои значительные изобретения в первую очередь использовались военными. Мне никогда это не нравилось, потому что по натуре я человек миролюбивый и противник всяческих войн. В свое время я даже был вынужден некоторое время скрываться, чтобы избежать призыва в австрийскую армию. Я делал это не из трусости, а по убеждениям. Мне претит сама мысль о убийстве. Должно случиться что-то крайне значительное, чтобы побудить меня взять в руки оружие и стрелять в людей. Я мог бы сделать это, если бы речь шла о защите моей родины от врагов. Но защищать Австро-Венгерскую империю, которая нас (и не только нас) угнетала, я не хотел. Так вот, сейчас я не переживаю из-за того, что работаю на Военное министерство. Рано или поздно армии Соединенных Штатов придется сражаться с Гитлером, потому что такую гадину можно одолеть только сообща, всем миром. Я уверен, что новая мировая война будет и что, как и в прошлый раз, ее развяжут немцы. Несчастный ХХ век! С ним связывалось столько надежд, а он уже принес человечеству столько горя и принесет еще.
Только и было хорошего в нынешнем веке, что русская революция, в результате которой появился Советский Союз. Я хорошо помню прогнозы 1918 года. Сначала все были уверены, что большевики продержатся несколько месяцев, потом месяцы превратились в годы. На сегодняшний день большевики у власти уже двадцать лет! Двадцать лет! Весь мир, который поначалу отвернулся от них, теперь признает их и сотрудничает с ними. Мне очень хочется, чтобы Сталин приехал в Соединенные Штаты. Очень хочу увидеть его, но сам уже не отважусь отправляться в столь далекое путешествие – несмотря на все мои старания, здоровье мое становится все хуже и хуже. До восьмидесяти лет я успешно воевал со старостью, а теперь она берет свое».